Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  Установка фаркопа на иномарку
 

Евгений Абрамович Баратынский

 

Падение листьев

Желтел печально злак полей, Брега взрывал источник мутный, И голосистый соловей Умолкнул в роще бесприютной. На преждевременный конец Суровым роком обреченный, Прощался так младой певец С дубравой, сердцу драгоценной: «Судьба исполнилась моя, Прости, убежище драгое! О прорицанье роковое! Твой страшный голос помню я: “Готовься, юноша несчастный! Во мраке осени ненастной Глубокий мрак тебе грозит; Уж он сияет из Эрева, Последний лист падёт со древа, Твой час последний прозвучит!“ И вяну я: лучи дневные Вседневно тягче для очей; Вы улетели, сны златые Минутной юности моей! Покину всё, что сердцу мило. Уж мглою небо обложило, Уж поздних ветров слышен свист! Что медлить? время наступило: Вались, вались, поблёклый лист! Судьбе противиться бессильный, Я жажду ночи гробовой. Вались, вались! мой холм могильный От грустной матери сокрой! Когда ж вечернею порою К нему пустынною тропою, Вдоль незабвенного ручья, Придёт поплакать надо мною Подруга нежная моя, Твой лёгкий шорох в чуткой сени, На берегах Стигийских вод, Моей обрадованной тени Да возвестит её приход!» Сбылось! Увы! судьбины гнева Покорством бедный не смягчил, Последний лист упал со древа, Последний час его пробил. Близ рощи той его могила! С кручиной тяжкою своей К ней часто матерь приходила... Не приходила дева к ней! Другая редакция стиха: Поблекнули ковры полей, Брега взрывал источник мутной, И голосистый соловей Умолкнул в роще безприютной. Болезни жертва в цвете лет, К сей роще юноша унылой Последний горестный привет Отдать прибрел отчизне милой: „Судьба исполнилась моя! Прости, убежище драгое! О прорицанье роковое! Твой страшный голос помню я. С ненастной осенью приспеет, Вещало ты, мой смертный час, И для страдальца пожелтеет Дубравный лист въпоследний раз. Заплачет милая мне дева; Я вяну: легкою мечтой Мелькнув, исчез мой век младой. Последний лист падет со древа, Последний час ударит мой! Затмили тучи свод лазурный; Осенних ветров слышен свист. Шуми, шуми, о ветер бурный! Вались, вались, поблеклый лист! От взоров матери унылой Сокрой меня с моей могилой; Когда-ж с отчаяньем в очах, Пустыню воплемъ оглашая, Моя подруга молодая Ее отыщет в сих местах: Тогда над камнем безответным, Где я навек опочию, Буди ты шорохом приветным Тень услажденную мою!“ — Сбылось. Увы! судьбины гнева Мольбами бедный не смягчил: Последний лист упалъ со древа, Последний час его пробил. Близ рощи той его гробница; Но не пришла краса-девица Свой долг заветный ей отдать, А зрела каждая денница Над ней рыдающую мать.