Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Константин Николаевич Батюшков

 

Вечер. Подражание Петрарке

В тот час, как солнца луч потухнет за горою, Склонясь на посох свой дрожащею рукою, Пастушка, дряхлая от бремени годов, Спешит, спешит с полей под отдаленный кров И там, пришед к огню, среди лачуги дымной Вкушает трапезу с семьей гостеприимной, Вкушает сладкий сон, взамену горьких слез! А я, как солнца луч потухнет средь небес, Один в изгнании, один с моей тоскою, Беседую в ночи с задумчивой луною! Когда светило дня потонет средь морей И ночь, угрюмая владычица теней, Сойдет с высоких гор с отрадной тишиною, Оратай острый плуг увозит за собою И, медленной стопой идя под отчий кров, Поет простую песнь в забвенье всех трудов; Супруга, рой детей оратая встречают И брашна сельские поспешно предлагают. Он счастлив — я один с безмолвною тоской Беседую в ночи с задумчивой луной. Лишь месяц сквозь туман багряный лик уставит В недвижные моря, пастух поля оставит, Простится с нивами, с дубравой и ручьем И гибкою лозой стада погонит в дом. Игралище стихий среди пучины пенной, И ты, рыбарь, спешишь на брег уединенный! Там, сети приклонив ко утлой ладие (Вот всё от грозных бурь убежище твое!), При блеске молнии, при шуме непогоды Заснул... И счастлив ты, угрюмый сын природы! Но се бледнеет там багряный небосклон, И медленной стопой идут волы в загон С холмов и пажитей, туманом орошенных. О песнопений мать, в вертепах отдаленных, В изгнаньи горестном утеха дней моих, О лира, возбуди бряцаньем струн златых И холмы спящие, и кипарисны рощи, Где я, печали сын, среди глубокой нощи, Объятый трепетом, склонился на гранит... И надо мною тень Лауры пролетит! ‹1810›