Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Константин Николаевич Батюшков

 

Счастливец

Слышишь! мчится колесница Там по звонкой мостовой! Правит сильная десница Коней сребряной браздой! Их копыта бьют о камень; Искры сыплются струей; Пышет дым, и черный пламень Излетает из ноздрей! Резьбой дивною и златом Колесница вся горит. На ковре ее богатом Кто ж, Лизета, кто сидит? Временщик, вельмож любимец, Что на откуп город взял... Ах! давно ли он у крылец Пыль смиренно обметал? Вот он с нами поравнялся И едва кивнул главой; Вот уж молнией промчался, Пыль оставя за собой! Добрый путь! Пока лелеет В колыбели счастье вас! Поздно ль? рано ль? но приспеет И невзгоды страшный час. Ах, Лизета! льзя ль прельщаться И теперь его судьбой? Не ему счастливым зваться С развращенною душой! Там, где хитростью искусства Розы в зиму расцвели; Там, где всё пленяет чувства — Дань морей и дань земли: Мрамор дивный из Пароса И кораллы на стенах; Там, где в роскоши Пафоса На узорчатых коврах Счастья шаткого любимец С нимфами забвенье пьет, — Там же слезы сей счастливец От людей украдкой льет. Бледен, ночью Крез несчастный Шепчет тихо, чтоб жена Не вняла сей глас ужасный: «Мне погибель суждена!» Сердце наше — кладезь мрачный: Тих, покоен сверху вид, Но спустись ко дну... ужасно! Крокодил на нем лежит! Душ великих сладострастье, Совесть! зоркий страж сердец! Без тебя ничтожно счастье, Гибель — злато и венец! ‹1810›