Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Гостиница в Пасси

Номер 5 В китайских круглых телескопах Сидит художник над столом. Что заработаешь в Европах Карандашом? Закрылся полостью халата, Не подымает мутных глаз И чертит печку для плаката В сто пятый раз. Номер 8 Отчего поет так громко Безголосый старичок? Потому, что на спиртовке Жарит шашлычок. Пой, бедняга! Чад проклятый Все равно пройдет сквозь щель. Стукнут в дверь: спиртовку дунешь,— Ужин под постель… Номер 12 Дрожит диван, трясутся чашки: Эсер играет с тетей в шашки. Номер 13 На кровати — туловища с бюстами: Надо всех маркизами одеть… Куклы растопырились лангустами, Ручки-ножки виснут, словно плеть. Надоело! Баронесса сплюнула И, косясь на уличную мглу, В зад маркизы с едкой злобой всунула толстую иглу. Номер 17 Стулья придвинув к постели, два пожилых человека К картам склонили чело, мирно и кротко пыхтя. О эмигрантское чудо!.. Ты полюбуйся, читатель: Республиканец один, а его визави — монархист! Номер 22 На брюках — широкая клетка, Квадратная челюсть, брюнет… «Японец», — решила соседка, «Испанец!» — отрезал сосед. Но все ни к чему: ни окраска, ни брюки, ни скулы,— Жилец оказался Иваном Бубновым из Тулы. Номер 25 Дверь скрипнула. Трехлетний карапуз, Из материнских выскользнувши уз, По коридору пробежал до шкапа,— С разгона врос передо мной в паркет И вдруг, косясь на бурый мой жилет, Мне в изумленье шепчет: «Папа!..»