Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Б. К. Зайцеву

Юбилейный стиль известен: В смокинг стянутое слово Напомадишь, и разгладишь, И подкрасишь, и завьешь… Восклицательные знаки Соберешь в букет разбухший И букетом этим душишь Юбиляра с полчаса. Юбиляр сидит понуро, Вертит в пальцах карандашик, И в душе его крылатой Загораются слова: «О, когда, когда он кончит?.. Где моя ночная лампа, Стол мой письменный и туфли, Крепкий чай и тишина?» Но сегодня случай легкий: Разве Зайцеву Борису На турецком барабане Можно арии слагать? Разве жаворонку нужен Пышноцветный хвост павлиний? Тает-тает в бледном небе И, сливаясь с ним, звенит… А теперь начнем по пунктам. Первый пункт. Во время оно Карамзин маститый молвил И, конечно, неспроста,— Что отменный автор должен Быть отменным человеком… Не конфузьтесь, милый Зайцев, Это сказано про Вас. Пункт второй отметим кратко: В книжке Зайцева Бориса Не найдете вы героев, Хоть с прожектором ищи… Не легка его задача — Он о среднем человеке Пишет так, что этот средний Всех героев нам милей. Третий пункт. Язык российский Рвут макаки, точат черви: Слово — хриплый эпилептик, Слово — ребус-спотыкач. Но ручьем хрустально-светлым Русским складом, русским ладом, Со сказуемыми в центре Льется Зайцевская речь. Пункт четвертый. Тихий Зайцев, Как ни странно, двоеженец: Он Италию с Россией В чистом сердце совместил. Сей роман — типично русский,— И у Зайцева Бориса Римский воздух часто веет Безалаберной Москвой. Пятый пункт вполне интимный, И никто о нем не знает, Но редактор «Перезвонов» Должен выслушать меня: Он из рукописей пестрых Ни одной чужой страницы, По рассеянности русской, Не засунул за диван. Пункт шестой… Но, впрочем, будет… На челе у юбиляра, Я отсюда вижу ясно, Выступает мелкий пот. Слава Зайцеву Борису! В юбилей тридцатилетний Пусть его в России новой «Нива» новая издаст… Пусть по русским закоулкам — От Архангельска до Ялты — Разлетятся, словно брызги, Книжки светлые его… А пока мы здесь в Париже Задушевно и любовно Крикнем Зайцеву Борису Беспартийное «ура»!