Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Дежурное блюдо

Всегда готовое голодное витийство Нашло себе вопрос очередной: Со всех столбов вопит «Самоубийство»,— Масштаб мистический, научный и смешной. Кто чаще травится — мужчины или дамы, И что причиной — мысли иль любовь? Десятки праздных с видом Далай-Ламы Макают перья в тепленькую кровь. И лихачи, искрясь дождем улыбок И не жалея ловких рук и ног, В предсмертных письмах ищут лишь ошибок: Там смерть чрез ять, — а там — комичен слог. Последний миг подчас и глуп, и жалок, А годы скорби скрыты и темны,— И вот с апломбом опытных гадалок Ведут расценку трупов болтуны. В моря печатных праздных разговоров Вливаются потоки устных слов: В салонах чай не вкусен без укоров По адресу простреленных голов… Одних причислят просто к сумасшедшим, Иных — к незрелым, а иных — к «смешным»… Поменьше бы внимания к ушедшим, Побольше бы чутья к еще живым! Бессмысленно стреляться из-за двойки,— Но сами двойки — ваша ерунда, И ваш рецепт тупой головомойки Не менее бессмыслен, господа! И если кто из гибнущих, как волки, Выходит из больницы иль тюрьмы,— Не все ль равно вам, выпьет он карболки Или замерзнет в поле средь зимы? Когда утопленника тащат из канала, Бегут подростки, дамы, старички, И кто-нибудь, болтая что попало, Заглядывает мертвому в зрачки. Считайте ж ведра уксусного зелья! Пишите! Глотка лжива и черства: «Сто тридцать отравилось от безделья, А двести сорок два — из озорства».