Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Деловая ода в честь русской эмигрантки

Во все углы земного шара, До дебрей Мексики глухих, Исполнен пафоса и жара, Пусть долетит мой гулкий стих…     Внимая эмигрантской лире,     Меня поймут в любой квартире,     Где кое-как расцвел наш быт     У очагов чужих и плит. О ты, усадебная дева Былых тургеневских времен! Под сенью липового древа Ты распускалась, как бутон…     Имея скатерть-самобранку,     Хранила гордую осанку     И, шелком расшивая шаль,     Насквозь светилась, как хрусталь. На клавикордах между окон Брала аккорды в тихий час, На пальчик навивала локон, Пила, томясь, студеный квас…     И если господин Лаврецкий     Въезжал во двор с улыбкой светской,     Ты, вздернув бантик у чела,     К мамаше паинькою шла. Прости, о призрак бледно-синий, Сгоревший в зареве костра! У нас другие героини, И их воспеть давно пора…     На миг очнемся от угара     И вдоль всего земного шара     Присядем мысленно в кружок     На символический лужок. О жены, сестры и кузины — Цемент, крепящий нас в беде! Вы, как фиалки, неповинны В несчастной русской чехарде.     Но у разбитого корыта     Не вы ль, собрав осколки быта,     За годом год, судьбе назло,     Горите ровно и светло? Мы злимся, нервничаем, ропщем, «По-женски» мы себя ведем. А женщины под прессом общим Сильней и крепче с каждым днем…     Рокочет швейная машина,     Бубнит взволнованный мужчина,     В бровях — унынье, в рюмке — ром,     Но женские глаза как бром. В любом вертепе ваши пальцы Совьют подобие гнезда: Дымится борщ на одеяльце, В пивной бутылке — резеда…     Заглянет гость — привет и ложка,     Белеет шторка вдоль окошка,     И платье — что чудней всего —     Два лепестка из ничего. Кто вмиг скроит из старой шляпки Роскошный модный абажур? Кто ставит банки, моет тряпки, Разводит кроликов и кур?     В «свободный» час кротки, как пери,     Кто рипполином красит двери,     Кто шьет, кто пишет образа?     Кто куклам делает глаза? Кто охраняет кров и вещи, Как на посту своем солдат, От всяких кризисов зловещих, От всяких экстренных уплат?     Легко министром быть финансов,     Когда в шкатулке много шансов,     Но гениальная рука     Кроит бюджет из пятака… Ужели мы настолько грубы, Что будем их хулить взасос За чуть подкрашенные губы, За дым соломенных волос?     Подтянутость — большая штука,     И в прошлом нам тому порука —     Обломов с рыхлою икрой.     В халате, в шлепанцах с дырой… О дорогие эмигранты, Шершаво-жесткие козлы! Все эти женские таланты Достойны бешеной хвалы…     Не стоим мы такого дара —     Давайте ж пламенно и яро     Подымем рюмки в небосвод:     «За женский наш громоотвод!»