Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Диана

По берлинской безумной улице, Где витрины орут в перекличке, Где солдат безногий у стенки сутулится, Предлагая прохожим спички,— Там, играя зрачками, с цепочкой вдоль чрева, Пролетает новейший продукт, Экзотический лодзинский фрукт, Ева Кранц, тонконогая дева. Макароны цветной бахромы Вьются в складках спадающей с ног кутерьмы… Узел кос — золотистей червонца,— Разве перекись хуже, чем солнце? На губах две сосиски пунцовой помады, Сиз, как слива, напудренный нос, Декольте — модный плоский поднос, А глаза — две ночные шарады: Мышеловки для встречных мужчин,— Эротический сплин все познавшей наяды, Или, проще сказать, атропин, А в витрине ее двойники, манекены из воска, Выгнув штопором руки над взбитой прической, Улыбаются в стильных манто На гудки вдаль летящих авто… Ева Кранц — деловой человек — В банк: свиданье, валюта и чек, В ателье красоты: маникюр и массаж, В магазины: подвязки, шартрез и плюмаж, Карандаш, выводящий усы, Рыжий шелк для отделки лисы, Том Есенина «Красный монокль» И эмалевый синий бинокль… Столько дел, столько дел! А навстречу оскалы мужчин, Гарь бензина, шипение шин И двухструйный поток расфуфыренных тел. На углу обернулась: «Ах, Жорж?!» Подбегает поношенный морж, Сизобритый, оттенка почти баклажана, Перетянут под мышками вроде жука, Попугайский платок из кармана, А глаза — два застывших плевка… Посмотрите на Еву: Брови — вправо, ресницы — налево, Бедра томно танцуют канкан, Рот — коварно раскрытый капкан… Берегись, баклажан!.. На берлинской безумной улице, Где витрины орут с рассвета, Где солдат у стенки сутулится — Вы, конечно, видали все это.