Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  корейская косметика для волос
 

Саша Чёрный

 

Красная бабушка

С натуры Подрубленных волос лохмато-серый круг, Глаза сознательной, тупой марксистской жабы И в нижней челюсти, широкой, как битюг, Упорство деревенской старой бабы. Она приехала в саксонский пансион Чинить свои одышки и запоры И целый день, как красный граммофон, Разводит всласть советские узоры. «Лжет эмиграция: у нас прекрасный строй,— Багеты, справедливость и культура… Крестьяне обжираются икрой, Рабочий — мощная, свободная фигура. Буржуазия розовеет с каждым днем, Интеллигенция ликует от восторга. Неслыханный, невиданный подъем,— А все венчает ренессанс Внешторга…» Лишь об одном ни звука граммофон: Что сын ее — персона в чрезвычайке, Что дочь ее — предатель и шпион, Что все ее друзья из той же шайки. Что у себя на даче в дни войны,— На самой буржуазной барской даче,— Она, для ускорения «весны», Хранила бомбы… Ведь нельзя-с иначе… Что в предварилке высидевши год, Она жила там мирно, как в курорте. Зато теперь «проклятый старый гнет» Она клянет с незлобливостью черта. А немки слушают и вяжут всласть носки… «Ах, милый Кремль, Калинкин мост и Невский! Страна икры, разгула и тоски, Где жил Толстой, где плакал Достоевский…» О Господи! Мильон святых могил Зияет ранами у своего подножья,— А этот старый, наглый гамадрил Живет и шамкает и брызжет красной ложью.