Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  детский лагерь языковой подмосковье
 

Саша Чёрный

 

Бирюльки

Лекционная религия пудами прибывает. На безверье заработать можно очень хорошо. Современные банкроты испугались беспроблемья — Отрыгнув Проблему Пола, надо ж что-нибудь жевать! Много есть на свете мяса, покупающего книги, Заполняющего залы из-за месячных проблем. Кто-то хитрый и трусливый первый крикнул рыбье слово, И сбежались остальные, как на уличный скандал! Успокоиться так любо! Дай им с формулами веру, С иностранными словами, с математикой тоски. Брось им кость для нудных споров о Великом Незнакомце Эта тема бесконечна для варьяций индюков. Как приятно строить мостик из бездарных слов и воплей И научно морщить брови, и мистически сопеть… И с куриным самомненьем сожалеть о тех «незрячих», Кто, закрыв лицо руками, целомудренно молчит. С авиатикою слабо… И уже надоедает Каждый день читать, как Игрек грудь и череп раздробил… От идей слова остались, а от слов остались буквы — Что нам стоит! Можно к Небу на безверье полететь. На Шаляпина билеты достают одни счастливцы. Здесь же можно за полтинник вечность щупать за бока! Мой знакомый, Павел Стружкин, замечательная личность: Он играет на бильярде, как армейский капитан. Двести двадцать слов он знает на российском диалекте И завязывает галстук на двенадцать номеров. Но вчера я на заборе увидал с тоской афишу: Павел Стружкин. «Бог и вечность». Бедный Тенишевский зал! Вам смешно? А мне нисколько. Я его не буду слушать, Ну а вам не удержаться, мой читатель дорогой… Можно вволю посмеяться, покричать, побесноваться — Кой-кому сия проблема заменяет даже цирк. «Скучно жить на белом свете!» — Это Гоголем открыто, До него же — Соломоном, а сейчас — хотя бы мной.