Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Пензенскому Катону

Ваш Париж — Содом! (Из эмигрантского разговора) Хмурый пензенский спорщик,— В жизни мало утех… Если юный конторщик На панели при всех Тонконогую деву Лобызает взасос,— Не краснейте от гнева И не морщите нос. Может быть, это пошло, Как панельный канкан… Ведь у нас в нашем прошлом Даже дворник Степан Не лобзался с кухаркой У ворот средь гуляк, А в подвале под аркой, Где прохлада и мрак. Наши светлые ризы Мы от моли спасли: Лишь Татьяны и Лизы В нашем прошлом цвели… Но позвольте в Париже Сквозь иное стекло Этот ужас бесстыжий Показать вам светло. Он — конторщик из банка, Дева в шляпке — швея, Целый день спозаранку Лишь одна колея. Только в час перерыва В ресторане вдвоем Поедят торопливо, Прикоснутся плечом. И опять на панели… Снова надо в ярмо… Ни беседки, ни ели, Ни софы, ни трюмо… Губы что-то сказали, Шепот вспыхнул, затих, Как на людном вокзале — Что им здесь до чужих? Ведь вокруг из прохожих Не взглянул ни один. Все спешат, все похожи — Шорох ног и машин. Свежесть этих лобзаний, Господин прокурор, Словно ветер средь зданий, Налетающий с гор… В романтической Пензе Писаря при луне В честь Лаур средь гортензий Пели гимны весне? Что ж… Здесь проза и давка: Торопись и живи. Между сном и прилавком — Пять минут для любви. Чем в столовке унылой Соло есть свой салат, Вы бы тоже, мой милый, Разыскали свой клад… Я скажу осторожно: Все, что греет, — добро. Целоваться ведь можно В коридорах метро.