Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Пожарный

В гудящем перезвоне Плывут углы и рвы… Летят шальные кони — Раскормленные львы. Пожарный в светлой каске, Усатый кум Пахом, Качаясь в мерной пляске, Стоит над облучком. «Тра-ра! Пошли с дороги!..» Звенит-поет труба. Гремя промчались дроги У самого столба. Блестят на солнце крупы Лоснящихся коней. Вдогонку мальчик глупый Понесся из сеней… Крик баб и визги шавок. Свистки! Галдеж! Содом! На площади у лавок Горит-пылает дом. Кони стали. Слез Пахом… Ну-ка, лестницу живее! Вьются дымчатые змеи… Пламя в бешенстве лихом, Словно рыжий дикий локон Вырывается из окон… Но пожарный наш не трус: Слившись с лестницею зыбкой, Вверх карабкается шибко, Улыбаясь в черный ус. Изогнувшись, словно бес, Возле крыши в люк мансарды Прыгнул легче леопарда И исчез… Дым и пламень… Треск и вой, А внизу Верещит городовой, Люд гудит, как лес в грозу… Свищут юркие мальчишки, Взбудораженные Гришки — И струя воды столбом Лупит в дом! Две минуты — три — и пять… Ах, как долго надо ждать! Из раскрытого окна, Раздвигая дым янтарный, Черный, словно сатана, Появляется пожарный: А под мышкой у Пахома Спит трехлетний мальчик Дема, Прислонясь к щеке усатой Головенкою лохматой… Мать внизу кричит и плачет. Верховой куда-то скачет. Эй, воды, еще — еще! Гаснет пламя. Пар шипящий Встал над домом белой чашей, Хорошо! Переулками сонными едет обратно обоз, Разгоняя бродячее стадо взлохмаченных коз. Кони шеи склонили и пена на землю летит. На последней повозке Пахом утомленный сидит. Над заборами буйно синеет густая сирень, Дым из трубки Пахома струится, как сизая тень… Наклонился Пахом — и слегка покачал головой: Вся ладонь в пузырях… Ничего, заживет, не впервой! Капли пота и сажи ползут по горячей щеке, Кони тихо свернули за церковь к болтливой реке. Солнце вспыхнуло в каске багровой закатной свечой… За амбаром кружит голубок над родной каланчой.