Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

В Борме

I Борм — чудесный городок, Стены к скалам прислонились, Пальмы к кровлям наклонились, В нишах тень и холодок… Реет замок в вышине. За террасою у школы Скат зеленый и веселый С тихим морем в глубине… Как цветущий островок, Дремлет Борм в житейском шторме, Но всего прекрасней в Борме Смуглых девушек венок. Ах, какие здесь глаза! Щелкнут черные ресницы,— И до самой поясницы Так и вздрогнешь, как лоза… Поступь, каждый поворот… Что ни девушка — Диана. Стань на камень у фонтана И смотри, разинув рот. Но присядь-ка к ней рядком: От божественного тела Нестерпимо, одурело Так и пышет чесноком! II Сижу на площади в кафе, Под тентом вьются мошки… У ног сидят и смотрят в рот Три инвалидных кошки. Одна, — хозяин объяснил,— Автомобилем смята. Другой отъели крысы хвост,— Жестокая расплата! У третьей сбоку вырван клок, Дуэль с бульдогом в роще… У всех у трех горят глаза, Все три, как ведьмы, тощи. Прозаик на такую тварь Взглянул бы равнодушно, Но я, поэт, могу ль при них Жевать свой сыр насущный. Скормил уродам весь кусок, А сам глотаю слюни. Зато душа моя чиста, Как бабочка в июне… Три кошки лижут животы, Смотрю на скалы фатом… Приятно, черт возьми, порой Быть знатным меценатом. III С детства люблю захолустные лавки… Пахнет корицею, луком и воском. Кот круглорожий сидит на прилавке,— Сытая спинка подернута лоском. Глажу его, словно давнего друга… Что же купить мне: тетрадку иль свечку? Кактус за дверью вздымается туго, Лента дороги сбегает к крылечку. Школьницы — две черноглазые мышки — Горсть переводных купили картинок. Старенький ксендз в запыленном пальтишке Щупает связку холщовых ботинок… Черт меня знает, зачем мне все это… Сердце пронизано завистью смутной. Как старомодная сказка поэта, Мирный клочок этой жизни уютной. Лавочник толстый с отцовской улыбкой Мне завернул шоколадную плитку. Ленты мимозы качаются зыбко, Месяц в небесную выплыл калитку… Что же стою на щербатом пороге? К дьяволу! Лавка, как лавка… Видали. Мало ль своей, настоящей тревоги, Мало ль своей, неизбывной печали…