Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  www.картадляосаго.рф где купить Полис осаго
 

Саша Чёрный

 

В гостинице "Пьемонт" (Из эмигрантского альбома)

I В гостинице «Пьемонт» средь уличного гула Сидишь по вечерам, как воробей в дупле.      Кровать, комод, два стула      И лампа на столе. Нажмешь тугой звонок, служитель с маской Данте Приносит кипяток, подняв надменно бровь.      В душе гудит andante,      Но чай, увы, — морковь. На письменном столе разрытых писем знаки, Все непреложнее итоги суеты:      Приятели — собаки,      Издатели — скоты. И дружба, и любовь, и самый мир не пуф ли? За стенами блестит намокшая панель…      Снимаю тихо туфли      И бухаюсь в постель. II Хозяйка, честная и строгая матрона, Скосив глаза на вздувшееся лоно, Сидит перед конторкой целый день, Как отдыхающий торжественный тюлень. Я для нее — один из тех господ, Которым подают по воскресеньям счет: Простой синьор с потертым чемоданом, Питающийся хлебом и бананом. О глупая! Пройдет, примерно, год, И на твоей гостинице блеснет: «Здесь проживал…» Нелепая мечта,— Наверно, не напишут ни черта. III За стеной по ночам неизвестный бандит С незнакомым сопрано бубнит и бубнит: «Ты змея! Ты лукавая, хитрая дрянь…» А она отвечает, зевая: «Отстань». «Завтра утром, ей-Богу, с тобой разведусь». А она отвечает: «Дурак! Не боюсь!» О Мадонна… От злости свиваясь волчком, Так и бросил бы в тонкую дверь башмаком,— Но нельзя: европейский обычай так строг, Позовут полицейских, посадят в острог… Я наутро, как мышь, проскользнул в коридор, Рядом скрипнула дверь, я уставил свой взор: Он расчесан до пят, и покорен, и мил, Не спускал с нее глаз, как влюбленный мандрил. А она, улыбаясь, покорная лань,— Положила на грудь ему нежную длань.