Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Псковитянка

Поганкины палаты Белее изразца. На столбиках пузатых Свисает свод крыльца. Трава ежом зеленым Замшила тихий двор, А ветер вздохом сонным Кружит в воротах сор. Томясь, спускается с крыльца Телеграфистка Глаша. Над крышей — небо без конца… Овал румяного лица, Как греческая чаша. Над темно-русой головой Вуаль играет рыбкой, В глазах, плененных синевой, Ленивая улыбка. Там, в Поганкиных палатах, За стеклом в пустых покоях Столько древней красоты: Сарафаны в перехватах, Зыбь парчи в густых левкоях, Кички — райские цветы. Усмехнулась, помечтала. Ах, как пресно в синем платье, В колпачке из чесучи! Ведь она еще не знала, Что весенние объятья Горячи и без парчи… Стучит по мосткам каблучками… С заборов густыми снопами Лиловая никнет сирень. Мелькнул подоконник с купчихой. Как остров, средь заводи тихой, Свободный раскинулся день… Сорвала зелененький листик, Вверху закачался шиповник, Над церковкой птиц хоровод,— И каждый прохожий чиновник, И каждый малыш-гимназистик Ей сердце свое отдает. На базаре плеск и гам: Кони — бабы — печенеги. Глаша тянется к ларькам И глазеет на телеги. На земле у старика Косы синие — рядами. Обступили, жмут бока, В сталь защелкали ногтями. Обошла галдящий круг. Из трактира ржет машина. В стороне — холм новых дуг. Обернулась вниз: картина! Пышут мальвы на платках… Так чудесно в гору чинно Подыматься на носках Сквозь соборный двор пустынный. На глади Великой смешной пароходик чуть больше мизинца, Белеет безмолвный собор-исполин. Под вышкой сереют корявые стены детинца. На облаке — сонный, вечерний кармин. Задумчиво Глаша идет, напевая, на вышку: Глаза — два весенних пруда. Стоит, улыбаясь, смиряя задор и одышку, И смотрит, как гаснет внизу у обрыва вода. Закат сквозит печальной лентой. Пора домой. Пскова-река смывает барки лиловой тьмой. Уже вдоль За́псковья в домишках зажгли огни. Все купола давно уснули в седой тени. Мать дремлет. На кривом балконе горит свеча, Внизу в хлеву вздыхает телка, сквозь сон мыча, И самовар бурлит-клокочет, ждет на столе… Быстрее вихря мчится Глаша в знакомой мгле.