Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

В деревне

Так странно: попал к незнакомым крестьянам - Приветливость, ровная ласка... За что? Бывал я в гостиных, торчал по ночным гесторанам, Но меня ни один баран не приветлил. Никто! Так странно: мне дали сметаны и сала, Черного хлеба, яиц и масла кусок. За что? За деньги, за смешные кружочки металла? За звонкий символ обмена, проходящий сквозь мой кошелек? Так странно. Когда бы вернулась вновь мена - Что дал бы я им за хлеб и вкусный крупник? Стихи? Но, помявши в руках их, они непременно Вернули бы мне их обратно, сказав с усмешкой: "Шутник!" Конфузясь, в другую деревню пошел бы, чтоб снова Обросшие люди отвергли продукт мой смешной, Чтоб, приняв меня за больного, какой-нибудь Митрич сурово Ткнул мне боком краюшку с напутствием: "С Богом, блажной!" Обидно! Искусство здесь в страшном загоне: В первый день Пасхи парни, под русскую брань, Орали циничные песни под тявканье пьяной гармони, А девки плясали на сочном холме "па д"эспань". Цветут анемоны. Опушки лесов все чудесней, Уносятся к озеру ленты сверкающих вод... Но в сытинских сборниках дремлют народные песни, А девки в рамках на выставках водят цветной хоровод. Крестьяне на шляпу мою реагируют странно: Одни меня "барином" кличут - что скажешь в ответ? Другие вдогонку, без злобы, но очень пространно, Варьируруют сочно и круто единственно-русский привет. И в том и в другом разобраться не сложно - Но скучно... Пчела над березой дрожит и жужжит. Дышу и молчу, червяка на земле обхожу осторожно, И солнце на пальцах моих все ярче, все жарче горит. Двухлетнюю Тоню, крестьянскую дочку, Держу на руках - и ей моя шляпа смешна: Разводит руками, хохочет, хватает меня за сорочку, Но, к счастью, еще говорить не умеет она...