Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Сказка о золотой рыбке

Новый вариант Дело было весною в Париже. На камине стояла банка С золотою, потертою рыбкой… Поэт бросал ей облатки, Муравьиные яйца и крошки И из крана, два раза в сутки, Подливал ей свежую воду. Но скучала рыбка изрядно,— Подымалась к самому краю, Оплывала тесную банку, Беспомощно рот разевала, Словно астмой страдала несносной, И какие-то белые нитки Из ее живота волочились. Как-то вечером тихой стопою Поэт подошел к камину, Покачал головой лохматой И промолвил с кроткой усмешкой: «Молчаливая, вялая рыбка, Золотая моя квартирантка! В старину с твоей прабабкой Преглупейшая штука случилась,— В старину она в сеть попалась, А старик был дурень отпетый И при том еще находился У своей старухи под лаптем… Отпустил бескорыстно он рыбку, А потом, по приказу старухи, С год он рыбке башку морочил, Потакая бабьим причудам… Я, дружок мой, ей-ей скромнее: Ни о чем я клянчить не буду, Отпущу тебя даром в Сену. От всего широкого сердца,— Плыви хоть до самого моря. Приходить я на берег не буду, Торговаться с тобой не стану, Даю тебе честное слово!» Показалось из банки рыльце, Бисерные глазки сверкнули… Чуть жилец не свалился на пол,— Прозвенела чуть слышно рыбка, Как комар, забравшийся в цитру: «Ты чудак, мой добрый хозяин! Мне совсем не нужна свобода — В Сене, милый, не очень-то чисто, По Сене плавают пробки, Раздутые кошки, собаки И всякий сор пароходный… И пищи в Сене немного,— Либо щука меня заглотает, Либо я сама с голодухи На крючок напорюсь рыболовный. Рыболовы стоят над мостами По десятку на каждую рыбку… Они, дорогой мой, французы, Они рыбок с крючка не спускают,— Не такие они дуралеи,— Они рыбок домой уносят, На оливковом жарят их масле… У тебя мне живется неплохо: Я привыкла давно к своей банке, Как ты к своей комнате тесной. Отпусти тебя бы на волю, Как об этом в стихах ты просишь, Пропадешь ты, как жук в океане… Об одном лишь тебя прошу я: Ты, хозяин мой, страшно рассеян,— Не бросай папиросного пепла, Бога ради, в мой домик стеклянный, И не жги до зари ты лампы,— Сочинять ведь и днем ты можешь… До утра я глаз не смыкаю При ночном электрическом солнце!» * * * Поэт в ответ только крякнул И к окну отошел смущенный.