Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

Эпиграммы

I Горький Пролетарский буревестник, Укатив от людоеда, Издает в Берлине вестник С кроткой вывеской «Беседа». Анекдотцы, бормотанье,— (Буревестник, знать, зачах!) — И лояльное молчанье О советских палачах… II Теория творчества т. Эренбурга «А все-таки она вертится» Начиркав фунта два страниц О том, что гайка выше Данта, Он вывел в вечность всех мокриц Рекламным слогом прейскуранта. Увы, как стар сей анекдот: Чиж пролетал над океаном И, уронив в него помет, Исчез бесследно за туманом. III Игорь Северянин Весь напомаженный, пустой поэзофат Бесстыдно рявкнул, легких не жалея: «Поэт, как Дант, мыслитель, как Сократ, Не я ль достиг в искусстве апогея?!» Достиг, увы… Никто из писарей Не сочинил подобного «изыска»… Поверьте мне, галантный брадобрей,— Теперь не миновать вам обелиска. IV А. Белый Ради шаткой клички «гений», Оскопив слепой талант, Хлещет бредом откровений Пифианский симулянт. Каждый месяц две-три книжки, А король все гол и гол… Ах, заумный сей футбол Надоел нам до отрыжки! V Маяковский Смесь раешника с частушкой, Барабана с пьяной пушкой,—         Красный бард из полпивной, Гениальный, как оглобля,— От Нью-Йорка до Гренобля         Мажет дегтем шар земной. VI Автобиография т. Есенина «И возвратятся псы на блевотину свою» «Я советский наглый „рыжий“ С красной пробкой в голове. Пил в Берлине, пил в Париже, А теперь блюю в Москве». VII А. Н. Толстой («Хождения по гонорарам») В среду он назвал их палачами, А в четверг, прельстившись их харчами, Сапоги им чистил в «Накануне». Служба эта не осталась втуне: Граф, помещик и буржуй в квадрате — Нынче издается в «Госиздате». VIII Демьян Бедный Военный фельдшер, демагог, Делец, упитанный и юркий, Матросской бранью смазав слог, Собрал крыловские окурки. Семь лет «Демьяновой» ухой Из красной рыбы, сплошь протухшей, Он кормит чернь в стране глухой, Макая в кровь язык опухший. Достиг! Советские чины Ему за это дали право Носить расстрелянных штаны И получать пайки удава. IX «Накануне» Раскрасневшись, словно клюква, Говорит друзьям Не-Буква: «Тридцать сребреников? Как?! Нет, Иуда был дурак… За построчные лишь слюни Самый скромный ренегат Слупит больше во сто крат!»