Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

От русского флота остались одни адмиралы...

* * * От русского флота остались одни адмиралы - Флот старый потоплен, а новый ушел по карманам. Чухнин, Бирилёв и Дубасов - всё славные русские лица, Надежда и гордость страны, опора придворных и прочих. Чухнин с Бирилёвым себя показали довольно, А бедный Дубасов без дела сидит в Петербурге... В престольной Москве разгорается злая крамола, Рабочий, солдат и почтовый чиновник мятежный Хотят отложиться от славной державы Российской... Последние волосы Витте терзает в смертельном испуге: "Москва, ты оплот вековечный престола и церкви, Не ты ли себя сожигала в войне с Бонапартом, Не ты ли Димитрием Ложным из пушки палила? А ныне - почтовый чиновник, солдат и рабочий Союз заключают, поправ и закон, и природу! О горе, о ужас! Кого же в Москву мне отправить, Чтоб был он собою ужасен, и пылок, и дерзок, Имел бы здоровую глотку и крепкие, львиные мышцы, Чтоб буйный почтовый чиновник, солдат и мятежный рабочий Взглянули... и в ужасе бледном закрыли бы лица руками. Людей даровитых не стало - иные бесславно погибли, Иные, продав свою ренту, позорно бежали на Запад..." И видит пророческий сон Сергей, миротворец Портсмутский: На снежном, изрытом копытами конскими поле Кровавые трупы лежат - и в небо застывшие очи Безмолвно и строго глядят... Ужасны их бледные лица! Над ними кружит воронье, и в хриплом, зловещем их крике Граф Витте отчетливо слышит: "Дубасов, Дубасов, Дубасов!.." . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . Воспрянул от ложа Сергей, миротворец Портсмутский, И быстро садится к столу и черные буквы выводит: "Дубасов в Москву на гастроли..." Чу, поезд несется в Москву, с ним ветер летит вперегонку, На небе зловеще горят багровые, низкие тучи, Навстречу кружит воронье и каркает хрипло и злобно: "Посмотрим, Дубасов, посмотрим..."