Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Саша Чёрный

 

В старом Ганновере

В грудь домов вплывает речка гулко, В лабиринте тесном и чужом Улочка кружит сквозь переулки, И этаж навис над этажом. Карлики ль настроили домишек? Мыши ль грызли узкие ходы? Черепицы острогранных вышек Тянут к небу четкие ряды.        А вода бежит волнистой ртутью,        Хлещет-плещет тускло-серой мутью,        Мостики игрушечные спят,        Стены дышат сыростью и жутью,        Догорает красный виноград.                Вместе с сумерками тихо                В переулок проскользни:                Дня нелепая шумиха                Сгинет в дремлющей тени…                Тускло блещет позолота                Над харчевней расписной,                У крутого поворота                Вязь пословицы резной.                Переплеты балок черных,                Соты окон — вверх до крыш,                А внизу, в огнях узорных,                Засияли стекла ниш,—                Лавки — лакомее тортов:                Маски, скрипки, парики,                Груды кремовых ботфортов                И слоновые клыки…                Череп, ломаная цитра,                Кант, оптический набор…                Как готическая митра,                В синей мгле встает собор:                У церковных стен застывших —                Лютер, с поднятой рукой,                Будит пафос дней уплывших                Перед площадью глухой… Друга нет — он на другой планете, В сумасшедшей, горестной Москве… Мы бы здесь вдвоем теперь, как дети, Рыскали в вечерней синеве. В «Золотой Олень» вошли бы чинно, Заказали сыра и вина, И молчали б с ним под треск камина У цветного, узкого окна…                Но вода бежит волнистой ртутью,                Хлещет-плещет тускло-серой мутью.                Мостики игрушечные спят.                Стены дышат сыростью и жутью.                Друга нет — и нет путей назад.