Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Марина Ивановна Цветаева

 

Все сызнова: опять рукою робкой...


x x x Все сызнова: опять рукою робкой Надавливать звонок. (Мой дом зато - с атласною коробкой Сравнить никто не смог!) Все сызнова: опять под стопки пански Швырять с размаху грудь. (Да, от сапог казанских, рук цыганских Не вредно отдохнуть!) Все сызнова: про брови, про ресницы, И что к лицу ей - шелк. (Оно, дружок, не вредно после ситцу, - Но, ах, все тот же толк!) Все сызнова. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . (После волос коротких - слов высоких Вдруг: щебет - и шиньон!) Все сызнова: вновь как у царских статуй Почетный караул. (Я не томлю - обычай, перенятый У нищих Мариул!) Все сызнова: коленопреклоненья, Оттолкновенья - сталь. (Я думаю о Вашей зверской лени, - И мне Вас зверски жаль!) Все сызнова:. . . . . . . И уж в дверях: вернись! (Обмен на славу: котелок солдатский - На севрский сервиз) Все сызнова: что мы в себе не властны, Что нужен дуб - плющу. (Сенной мешок мой - на альков атласный Сменен - рукоплещу!) Все сызнова: сплошных застежек сбруя, Звон шпилек........ (Вот чем другим, - а этим не грешу я: Ни шпилек, ни......!) И сызнова: обняв одной, окурок Уж держите другой. (Глаз не открывши - и дымит, как турок Кто стерпит, дорогой?) И сызнова: между простынь горячих Ряд сдавленных зевков. (Один зевает, а другая - плачет. Весь твой Эдем, альков!) И сызнова: уже забыв о птичке, Спать, как дитя во ржи... (Но только умоляю: по привычке - Марина - не скажи!) 1920