Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  изготовление медицинских лицензий
 

Гавриил Романович Державин

 

Молитва (Кто может, Господи, Твои уставы знать...)

Кто может, Господи, Твои уставы знать? Предел Твоих судеб кто может испытать? Котора буйна тварь столь в мыслях вознесется, Что твердость никогда ее не потрясется? Кто скажет мне: богат я, знатен я, высок? Един, всесильный Царь, Ты держишь смертных рок; Ты участи людей как коло обращаешь, Свергаешь долу Ты, Ты вверх их восхищаешь; И небо и земля, и воздух и моря, И сердце и судьбы в Твоих руках, Царя. Как быстры воды Ты в нас мысли устремляешь, Ты брег водам, конец делам определяешь. Чего не преходило на сердце и на ум, О том теперь молва, глас, звуки, слава, шум; Которая звезда светлее всех блистала, Незрима та теперь и неприметна стала. Средь лона счастия герой фарсальской брани Убит и, распростря победоносны длани, Лежит в крови своей от искренних своих... Как, Господи, узнать предел судеб Твоих? Когда я паче всех дней жити еще льщуся, То, может быть, в тот миг я в смертный ров валюся; Когда я, думаю, над всем превознесен, То, может быть, стремглав лететь я осужден. Надменный в гордости, коль мудрствую я паче, Не для того ль, о том раскаяться чтоб в плаче? Когда ж трясусь и зрю, что смерть моя близка, — Меня Всесильного всесильная рука Из тартара, когда не чаю, восхищает. Твоя власть, Господи, из мертвых воскрешает: Отчаиваться грех, надежды верной нет. Так Ты, о Боже мой! и жизнь моя и свет; В восторге радостном и мысли восхищенной Помощника Тебя я вижу всей вселенной, На Тя единого мне должно уповать, И без меня Ты мне возможешь счастье дать. Начала своего я, ни конца не вижу: Пекусь коль о себе, я тем Тебя обижу! 1775