Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

На кончину благотворителя

Прежде неже умреши ты, добро твори другу ...... и освяти душу твою, яко несть во аде взыскати сладости. Сирах. гл. 14, ст. 13, 16, 17. 1. И ты, наш Нестор долголетный! Нить прервал нежных чувств своих; Сто лет прошли — и не приметны; Погасло солнце дней твоих! Глава сребрится сединами И грудь хотя горит звездами, Но протекла Невы струя: Пресеклась, Бецкой, жизнь твоя. 2. Пресеклась жизнь, но справедлива Хвала твоя не умерла! Тех гроб, тех персть красноречива, О коих говорят дела. Воззрим ли зданий на громады, На храмы Муз, на храм Паллады, На брег, на дом Петров, на сад: И камни о тебе гласят! 3. Но коль живые монументы, Краснейши памятников сих, Которых сгладить элементы Не могут дланью сил своих, Я вижу! Вижу в человеках, В различных состояньях, летах, Ты сколько обязал сердец! Коликих счастья был творец! 4. Там зодчий зиждет храм молитвы, Каменосечец — царский зрак, Геройски живописец битвы Одушевляет на стенах; Там жены, девы благонравны Одежды в дар шьют домотканны Мужьям и женихам своим, И верностью гордятся к ним. 5. А там, из праха извлеченный, Чужую грудь младенец пьет; Убогий, нуждами стесненный, Открытую казну берет: Согбенны старцы и вдовицы, Питаясь от твоей десницы, Отцом своим тебя зовут, И слезы о тебе все льют. 6. Льют огнь сердец, и ты достоин, Друг человеков, жертвы сей! Мой лирный глас тебе настроен, Чтоб доблести воздать твоей: Да имя, столь нам драгоценно, Пребудет ввек благословенно, И в Россах да не умрешь ты,— Еще произрастишь цветы 7. И более плоды прекрасны, Чем те, ты кои сам вкушал, Когда художества изящны И воспитанье насаждал; Чтоб в род великие картины Петровых дел, Екатерины, От мраморов пускали шум И двигли к размышленью ум! 8. На колеснице лучезарной Когда надменный Фаэтонт, Летя стезей небес янтарной, На землю сыплет и на понт Кровавы искры по аэру, Гремит, трясет возжженну сферу И звучным буйством таковым Вьет вихрем за собою дым: 9. Тогда муж мудрый, благотворный, Кротчайшу славу возлюбя, На труд полезный, благородный Свою всю жизнь употребя, Сирот, науки лобызает, Приличней жертвы посвящает, Чем горды божеству мечты: Луч милости был, Бецкой, ты! 10. Кто в бранях лил потоки крови, Кто грады в прах преобращал, — Ты, милосердья полн, любови, Спасал, хранил, учил, питал; Кто блеск любил, — ты устранялся; Кто богател, — ты ущедрялся; Кто расточал, — ты жизнь берег; Кто для себя, — ты жил для всех. 11. Сие сравненье беспристрастно Пускай прочтет твой самый враг, Увидит зрелище прекрасно В твоих преклонных даже днях: Как огнь лампады ароматный, Горел, погас, пустил приятный Вкруг запах ты. Последний вздох И мысль твоя — щедрот был Бог. 12. Но коль несчастны человеки, Неблагодарен смертных род! То все доказывают веки, Что лишь за громом гром идет. Увы! когда в пределах света Убийц бывает слава пета, Тогда забыт отец семейств! История есть цепь злодейств. 13. Почий покойно, персть почтенна! Мирская слава только дым; Небесна истина священна Над гробом вопиет твоим: «О смертные! добро творите И души ваши освятите, Доколе не прешли сей свет; Без добрых дел блаженства нет.» 1795