Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  купить мужской пуховик зимний размер 58 60
 

Гавриил Романович Державин

 

На рождение великого князя Михаила Павловича

1. Куда, сил грозных воевода, Надев огнепернатый шлем, На бедро луч, с небесна свода Ты радужным течешь путем? Спустился, зрю, на полвселенну, На Павлов и Мариин дом, И к отроку новорожденну Осклабленным приник лицом, 2. «Аз есмь,» вещал , «кто равен Богу!» Дитя! сим именем зовись; Стань браней, мира на дорогу; В доспехи правды облекись; Прими дух мужества, дух силы, Луч света, званье, образ мой И горнего паренья крылы: Архангел я и пестун твой. 3. «Избраньем древле я корону На предка твоего надел; Недавно вслед отцу ко трону Незримым спутником летел; Небес им поборала сила: Прими!» — И лишь свершил он речь, Порфира отрока покрыла, И препоясал молний меч. 4. Едва почули громовержца Перуны росски в пеленах, На нежный глас сего младенца В трех-сотных отдались громах; Россия блеском озарилась, Усердия к царям полна: Так светлым током слез покрылась, Как сребряным дождем луна. 5. «Подаждь, вселенной Вседержитель!» Взывает к звездной вышине, «Да юный молнии носитель Михаил древний будет мне! Пресек нестройство тот, крамолу, Началом славы был моей, А сей, подпорой став престолу, Да царствует в сердцах людей!» 6. Уже хранителя небесна Мой дух везде с младенцем зрит: При люльке, среди сна прелестна, Над ним, простря крыле, стоит; Эфирную приносит манну; Играет солнечным лучом, И в грудь, на подвиги избранну, Вливает Божий страх с млеком. 7. То взводит он его на гору, То ходит с ним среди долин; Его младому кажет взору На высоте полет орлин: Смотри, над долом как летая, Он зрит вкруг змей и вержет гром, А там, любовью нежной тая, Птенцов жмет кокош под крылом. 8. Иль учит: «Ты порфиророден, Прямой твой долг есть долг небес: И мира царь есть раб Господень, Взыщи премудрости словес: Священна доблесть — право к власти; Лишь правда — над вселенной царь; Благоволеньем к смертных части Всевышний зиждет свой алтарь». — 9. Отца и матери в подобьи, Беседует он часто с ним; «Ищи», твердит ему, «в незлобьи Ты образца делам своим: Престола хищнику, тирану Прилично устрашать рабов; Но Богом на престол воззванну Любить их должно, как сынов». — 10. Под кровом ангельским, небесным, Отца и матери рукой Расти, дитя, расти прелестным, А возмужав, явись герой! Страна твоя сильна, преславна, Обширно поле, где парить; Нет в мире царства так пространна, Где б можно столь добра творить! 1798