Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

На смерть Бибикова

Тебя ль оплакивать я должен, О Бибиков! какой удар! Тебе ли кипарисны лозы И миро я на гроб несу? Едва успел тобой быть знаем, Лишен тебя я роком лютым, Погиб с печали разум мой! Твои достоинства лишь вспомню, Сердечны разверзаю раны И вновь терплю твою я смерть. Твои заслуги и почтенье От всей к тебе твоей страны Уже столь громки и велики, Что время их не может скрыть. У всех, кто любит добродетель, В сердцах твой образ будет вечен. Внемли! — Там Муз несется стон; На щит облегшися Беллона, На лаврах Росс, Минерва плачут, На блеклых миртах Гименей. He показать мое искусство, Я здесь тебе стихи пою, И рифм здесь нет в печальном слоге, Но благодарности лишь знак. Усердное мое почтенье И воздыханий чувство нежно Я здесь изобразить хочу: Пускай о том и все узнают, Что, вместо мавзолея вечна, Я пролил слезы над тобой. Иные чтут одну Фортуну, Смотря на выгоды свои, И дар поэзии священной Приносят только ей одной: Но я пред сей царицей мира Моих цветов не рассыпаю, А сыплю их на пепел твой; Желаю только, чтоб сказали: «Он верно любит добродетель, Что пишет ей свои стихи.» Но чтоб мне смерть твою прехвальну, Герой! печальнее воспеть, Оттоль я собрал черны тени, Где в подвиге погас твой век. He лавр исторгши у Пруссаков, He побеждаючи Сармат; Ho став отечества щитом, Крамолу ты разя, скончался. О, коль такой конец прекрасен! Он всех других славней побед. Ты, зря на предстоящих слезных, Рек: «Жаль отца, жену и чад, Но награждающа заслуги Екатерина призрит их; Отечество жалею больше!» И с словом сим сомкнул вздыханье; Но твой и мертвый вскрытый взор Еще показывал героя, И молнией грозил ехидне — И тут раздался страшный гул! Пустыни вретищем покрылись, Весна уныла на цветах; Казань вострепетала в сердце; Потух горящий воев дух; Спешат писать увещеванья: «Мужайтесь, бодрствуйте!» вещают, Но тщетно!... Нет уже тебя! Расстроилось побед начало; Сильнее разлилася язва; Скрепился в злобе лютый тигр. Тогда цена твоя позналась Рыданьем сограждан твоих, Успехом бунта и крамолы, Паденьем скорым многих стран. «Блажен!» рекли российски вожди: «Он в лучши дни живот оставил, Когда о нем жалеют все.» — Славнейший стран опустошитель Ведет проклятье за собою; Защитник — славу и любовь. О ты, отечества ревнитель, Ему до гроба верный сын! Прости, прости, что оставляю Воспеть тебе я Россам гимн. Они, пролив потоки слезны, Поставят в честь того трофей, Кого желали зреть цари. — Их некогда потомок поздний Прочтет на мраморной гробнице Сии нелестные слова: «Он был искусный вождь во бранях, Совета муж, любитель муз, Отечества подпора тверда, Блюститель веры, правде друг; Екатериной чтим за службу, За здравый ум, за добродетель, За искренность души его. Он умер, трон обороняя: Стой, путник! стой благоговейно! Здесь Бибикова прах сокрыт!» 1774, 1790-е гг.