Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

Ода на день рождения ея величества

Сочиненная во время войны и бунта 1774 года Се красный день, твой новый год; А ты еще не утружденна, Еще ни в чем не упражненна, Кроме побед, доброт, щедрот, Кроме, чтоб милость нам являти И час потерянным считати Без милосердиев твоих. Любовь и удивленье света, Что делал Петр, Елисавета; Твой век, Екатерина, — их! Се новый путь блистать лучам, Тебе в безсмертие стремиться, Еще превыше возноситься, С тобою восходить и нам. Но, в яры дни теперь вздыхая, Дней прошлых кротость вспоминая, Ужель не ждать их вспять с небес? Эх! можно ль в оном сумневаться И льзя ли Россу удержаться От пения твоих чудес ! Младая муза, вспрянь, бодрись, И Эвр как, крыла простирая, Полеты стрел предускоряя, Дерзай, теки, стремись, несись, И в быстром вихре скоропарном, В теченьи солнца светозарном, Приближь к нему свой орлий взор, Сдержи его крутизн в вершине, На самой выспренней стремнине Пловущих синих, светлых гор. Сдержи и рцы: о князь планет, Веществ чувствительных живитель, Цветов, весны, зарей родитель, Светило, льюще душу в свет! Со лучезарной колесницы Весь день низводишь ты зеницы На росский небу равный край; Не в гнев тебе, царю златому, — Равен ли солнцу ты другому, Кем светел Норд? Скажи, вещай! Разжженный как в горну халкид, Таков тут сын Латонин зрится, В лице багряным цветом рдится И свой желает скрыти стыд. Трясет горящими кудрями И жарких бьет коней возжами, Претечь их нудит горизонт. Пустившися с высока юга, Всего эмпира чрез полкруга, В единый миг он скрылся в понт. Когда б средь варварства ночей Еще, монархиня, мы жили, Мы в солнца чин тебя б вместили, Поставя правдой вымысл сей; Но, днесь уж Ольгой освященны, Тобою паче просвещенны, Мы баснями тебя не чтим; А если к оным прибегаем, Живей лишь мысль представить чаем, В тебе его что образ зрим. От век горящий Окиян Возвешен в тверди сей над нами, Дабы светящими реками Земных он был лампада стран: Так ты, во блещущей короне, На боголепном предков троне, Екатерина, — росский свет: Ты нам премудростью сияешь И ею там ты озаряешь, Где с мраком лед борьбу ведет. Любезный зрак как светит сей, Как зрим его перед глазами, Безвредными тогда стезями Мы ходим средь своих путей: Так ясный день твое владенье, Твои доброты — охраненье От всех нам зол в стране твоей: Законы, казни всей вселенной Не могут жизни дать блаженной, Как благ один пример царей. Полезной всюду теплотой Оно плоды произрастает, Богатых с скудными питает И всяку плоть живит собой: Так ты героев награждаешь И купно бедным помогаешь Во воспитаньи оных чад. Торги, художества, науки, За милости воздевши руки, Тебя одну благодарят. Оно обилием лучей Ползущих тварей оживляет: Твоя рука нам поднимает Из пыли верженных детей. Ha зданья зданья все мемфисски Тебе поставим в обелиски, Благодаренья мал то знак: Носили горы исполины, А человека, взяв из глины, Один лишь Бог соделал так. Когда угрюмых облак сонм Хотят лицо его покрыти, Оно, дни ясны продолжити Зажегши пар, бросает гром: В завидших нашему покою Победоносною войною Перун и ты пустила свой. Уже пламеноносны стрелы Ниспали в вражески пределы, Стеснившись, как туман густой. Уже, как зык в лесах ловцов Елениц робких ужасает, Срацын так слух один сражает, Монархиня, твоих полков. Доколь в них молнии летают, Они уж то в триумф считают, Где если бег им жизнь спасет: Господь твоей помощник воле. Не будет несть земля их боле И память с шумом их минет. Но скопы жирных, черных туч Как солнце жаром разрывает, Желанный дождь всем проливает, Журчащих вод сугубить ключ: Так ты всем матерь равна буди. Враги, монархиня, те ж люди: Ударь еще и разжени, Но с тем, чтоб милость к ним пролити, В свое владенье покорити, Как нас, покоить их в сени. Как нас всегда храня собой, Покроя орлими крылами, Златыми осчастливя днями, Весь мир возвесели тобой; Тобой борей зефиром будет, Злодейство злобствовать забудет, Сокроет зависть яд в себе; Приидут царие вселенны, Твоею славой восхищенны, Учиться царствовать к тебе[3]. Тогда ни вран на трупе жить, Ни волки течь к телам стадами Не будут, насыщаясь нами, За снедь царей благодарить: Не будут жатвы поплененны, Не будут села попаленны, Не прольет Пугачев кровей. Твоя кротчайшая природа Утешит все страны народа, Коль будет в власти все твоей. Ужель на сей один конец Все твари только и созданны, Вели чтоб брани непрестанны? О Боже благ, щедрот Отец! Не льзя ль из хаоса злосчастьев Нам свет Тебе соделать счастьев И слезы наши отереть? Подай, да царствует едина Над светом всем Екатерина: Им должен тот, кто благ, владеть. Ея и благ и кроток дух: Пришельцев сенью та покрыла, От казни винных свободила, Она нам щит от сильных рук: Кого ж, кроме ея, Содетель, Твою прославить добродетель Пошлешь к исправе Ты людей? Удвой ей гром, спасай вселенну, Везде от злобы утесненну, И воцари ее над ней. 1774