Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

Ода на смерть генерал-аншефа Бибикова

Тебя ль оплакивать я должен? О Бибиков, какой удар! Тебе ли кипарисны лозы И миро я на гроб несу? Едва успел тебя познати, Уже лишился роком лютым! Погиб с печали разум мой. Когда твои доброты вспомню, Сердечны разверзаю раны И вновь терплю твою я смерть. Твои заслуги и почтенье К тебе, от всей твоей страны, Уже стократно боле стоят, Как нежели тебя забыть. У всех, достоинства кто любит, Твой образ в мысли будет вечен: Внемли! се муз несется стон: Военна добродетель тужит, Минерва с Россами крушится; Любовь, мой плач твердит: увы! Не показать мое искусство, Я здесь теперь пишу стихи, И рифм в печальном слоге нет здесь; Но вздох, но знак, но чувство лишь Того тебе благодаренья, В моем что невместимо сердце, Я здесь изобразить хочу. Пускай о том и все узнают: Я сделал мавзолей сим вечный Из горьких слез моих тебе. Другие чтят одну фортуну; Смотря на прибыли свои, Божественной поэзьи дары Лишь ей одной приносят в честь; Но я пред трон фортуны мира Моих цветов не рассыпаю; Я сыплю их на пепел твой, Желаю только, чтоб сказали: Он, знать, что любит добродетель, Он пишет ей свои стихи. Но смерть твою, герой, прехвальну Живей чтоб мог я описать, Я взял себе все черны тени С тех мест, где твой пресекся век. Не лавр, как прежде, исторгая Прусака, укротил Сармат; Но став своих спаситель стран, В вертепе бедном ты скончался! А сей конец, о! как прекрасен; Он лучше всех земных побед. Воззрев на предстоящих слезных: «Не жаль отца, жены и чад: Воздать любящая заслугам, Российска матерь призрит их; Мне жаль отечество оставить!» ... Ты рек, и рок сомкнул вздыханья; Однако вид казал геройск, Чтоб скоро все низверг ты бедство. Но тут бореи возшумели И разнеслася страшна весть. Пустыни в вретище облеклись, Весна преобразилась в мрак, Казань вострепетала в сердце, Упал горящий войнов дух. Спешат писать увещеванья: Мужайтесь, бодрствуйте, — вещают; Но нет тебя ... но нет тебя! Разстроилось победы дело; Сильнее разлилася язва, Скрепился в зверстве Пугачев. Тогда цена твоя позналась Твоих рыданьем сограждан, Успехом хищников российских, Паденьем скорым многих стран. Блажен! рекли все вожди света: Он в лучши дни живот оставил, Когда о нем жалеют все! В следы счастливый победитель Несет проклятье за собою, Защитник жалость по себе. Подвижники усердной службы Отечеству по самый гроб, Когда имеют в воздаянье Себе всегдашню похвалу; То вожди будущи и войны Российских стран победоносных, Взрастив, как мы, лавровый лес, Сбирайтесь чтить того вы память, Сносите в честь тому вы розы, Кого зреть тщились короли. Он был искусный вождь на бранях, Совета муж, любитель муз, Отечества ревнитель твердый, Блюститель веры, правды друг, Почтен монархиней за службу, За дар ума, за добродетель, За честность духа своего; Он зло стерть в подвиге скончался. Вы, ветры, ныне вейте тише! Священный почивает прах. 1774