Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  красивый коллаж из фотографий
 

Гавриил Романович Державин

 

Проблеск

Хранителя меня ты ангела крылами, О мысль бессмертия! приосеняй, Да в нем, как в зеркале, души очами Я будущих блаженств увижу рай; Подобно путник как сверх вод, сквозь лес, в мрак нощи зрит проблеск от луны. Коль не был горд и подл и лишь из самолюбья Пронырством не пролез вельмож я в сонм, Но с малых должностей всегда орудье Был Бога и царя, их чтя закон: Се зрю, се зрю себя седящим выше неба Между князей духов! Когда грустил, вздыхал и проливал слез реки, Что нравов простота и веры луч В вселенной погасал, и человеки Творились злей зверей средь бранных туч: Утешенным себя в эдемских вижу кущах Средь праотцев моих! Коль сердцем кроток, тих, боголюбив душою, Не тягостен рабам и добр я был, Доволен отческих полей землею И жатвой чуждой дух мой не мутил: Наследием себя взираю награжденна Небесного Отца! Когда не царские желал, искал награды, И мзды чьей за труды, за подвиг мой; Но домогался лишь везде единой правды, Считая жребий всех за жребий свой: Насыщенным себя я вижу правосудьем От Истины святой! Коль милостивым всем был, щедрым, милосердым И бедным завсегда желал помочь, Стыдился к страждущим глухим быть, твердым, Сирот и вдов не гнал от дома прочь: О диво! в грозный день, в суд страшный, неумытный Помилованным зрюсь! Когда был сердцем чист, чужд козней и коварства, Не ставил никому на лов сетей; Но, искренней душой презря препятства, Невинных в вред себе спасал людей: О восхищение! зрю Бога лучезарна К себе лицом к лицу! Не из корысти коль себе хвалы и славы, Но из желания лишь всем добра Смиреньем укрощав враждебны нравы, Судил, мирил, на сильных мощь не зря: О несказанна честь! — за миротворство Божьим Я сыном наречен! Коль обносимым был и оклеветан лжами За то, что истину и правду чтил, Что Божьими блюдом, храним судьбами И ими весь мой век поддержан был: Весельем ангельским, небесным наслаждаюсь В беседе я святых! О радость! о восторг! толико быть блаженным, Что удостоиться взирать Творца И, светом окружась Его священным, В чертоге опочить всех благ Отца, Между своих друзей, родных, поднесь что милы Так сердцу моему! Тогда-то там, о там! не здешне земно тленье, Не проходящи сны мирских торжеств, Но с ликом душ вовек Творцу хваленье На арфе возглашу в кругу Божеств, И небо и земля, моря и преисподня Послушают меня! Давид, Иоасаф тогда свои псалтиры Мне с радостью дадут, — да, да в них бряцав, Во гармоничные созвучны лиры Сольюся Ангелов, сам Ангел став; В бессмертном превитать я буду озареньи, Как ясный Божий луч! Не оставляй же ввек, не оставляй, любезна О мысль бессмертия! меня всегда; Будь страж средь поприща сего мятежна И не кидай меня ты никогда; Но тешь меня, покой приятным вображеньем Ты будущих блаженств. Хотя болезнь когда, хоть смерть мне приразится, Не преставай елей свой в грудь мне лить И по последний вздох в уме твердиться, Что в гроб иду не умирать, но жить, Тех вечных благ вкушать, что в небе приготовил Бог любящим Его. 6 августа 1810