Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

Провидение

1. Из сада, и зимой цветуща, Чертога вечныя весны, В величестве земного бога, Екатерина, кинув взгляд На златобисерное небо, На синюю Неву стоящу, Готовую пуститься в Бельт, И обозрев вокруг Петрополь, Улыбкою, весне подобной, Дарит отраду всем и жизнь. 2. И видя, что вдали, в томленьи Со льдами бьется человек, Всесильный перст к нему простерши, Велит его извлечь из волн. Летят крылаты серафимы, Усердьем пламенные слуги, И волю божества творят: Едва прошло одно мгновенье, Уже из бездны водной, темной Изъят, исторгнут, извлечен. 3. На твердом береге гранитном Простерт полмертвый, бледный труп, Убогим рубищем одетый; На посинелых смерть устах, И еле слышится дыханье; Но, Провидение и Благость! Творите вы лишь чудеса. Как отдыхает злак от мраза, Как из тумана всходит солнце, Так возвращаете вы жизнь! 4. Уж теплота лиется в жилах, И внемлет их биенье врач; Уж по челу и по ланитам Проник багряный огнь, — и грудь, Как сседшая морская пена, Зефиром зыблется и дышит, Являя чувствие и жизнь: В лице прекрасном, юном, нежном Воскресли розы и лилеи, И в них предстала дева нам. 5. Ведут ее перед чертоги, И вопрошают с высоты[1]: «Кто ты? зачем вдалась в опасность»? — Она ответствует, склонясь (В очах ея видна невинность): «Чтоб искупить залог священный, Родительский последний дар, Я шла, на Бога уповая; Я сира: мать, отец оставил»... — «Но я тебя восприиму», 6. Возвысила свой глас царица И бросила свой светлый взор. Уже хитон, белейший снега, И ферязи драгие ей Несут, и на челе высоком Златая лента возблистала, Монистом грудь, — и в дар еще Готовят ей богато вено[2]; В дверях жених, и Смерть где злилась, Там торжествует днесь Любовь. 7. О Провидение! коль чудны И благи суть твои пути! Кто звал императрицу с трона И не велел смирять ей царств[3] ? Взнесенны удержать перуны, Весы остановить Фемиды И, опустя правленья руль, В часы работы черпать воздух, Чтоб деву спасть? — Ты, Провиденье! В Твоей руке сердца царей. 8. Ты возвратило мне Плениру[4]: Тебя, всезряще Око, чту. Когда пути мои невинны, Когда я сердцем, духом чист, И соблюсти обет мой Богу И верность сохранить монарху Дерзаю, — на известный рок Теку против стремленья бурна[5]: Ты в сени смертной мне подпора; А ты, Екатерина, щит. 9. О благодатная ! коль может Творцу уподобляться тварь: Всех более имеют право Великие на то цари, Когда они с своих престолов Громами ужасают злобу, Блаженствами дождят благих, От смерти к животу возводят. И ты, днесь сироту ущедря, Еще подобна Божеству. 1794