Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

Шествие по Волхову российской Амфитриты

Что сияет от заката В полнощь полудневный свет? Средь багряна сткляна злата Кто по Волхову плывет? Полк Тритонов трубит в трубы, Рыб на дне сребрится бег, Пляшут холмы, скачут дубы, С плеском рук бежит вслед брег И шумят струи жемчужны! Посидон ли с Амфитритой Озирает ход то рек, Чтоб, судами став покрытой, Он довольство всюду влек? Иль Прекраса перевозит В Выбутск Игоря в ладье, Огнь к себе любви в нем множит, Жжет и сердце им свое? Сколь красы с геройством дружны! Нет, — не древних див картина Удивляет смертных взгляд; Шествует Екатерина Co Георгом в Петроград! Ладогона зрю сурова; Снего-блещущи власы Он взбугря чела седова, Из-под длани на красы Взор стремит звезды полночной. Как? гласит: Екатерина! Вновь мне блещет божество? Имя, весть о ней едина — Мне восторг и торжество! Рек — и, взор к прекрасной дщери Осклабляя, подал знак, Чтоб ее весть понта в двери, — И Нева, преклонши зрак, В град ведет преузорочный. Петрополь встает на встречу; Башни всходят из-под волн. He Славенска внемлю вечу, Слышу Муз афинских звон. Вижу, мраморы, граниты Богу взносятся на храм; За заслуги знамениты В память вождям и царям Зрю кумиры изваянны. Вижу, Севера столица Как цветник меж рек цветет, — В свете всех градов царица, И ея прекрасней нет! Бельт в безмолвии зерцало Держит пред ея лицем, Чтобы прелестьми блистало И вдали народам всем, Как румяный отблеск зарьный. Вижу лентии летучи Разноцветны по судам; Лес пришел из мачт дремучий К камнетесанным брегам. Вижу пристаней цепь, зданий, Торжищ, стогнов чистоту, Злачных рощ, путей, гуляний Блеск, богатство, красоту, Красоте царя подобну! Меж народа там он зрится, Как отец между детей; Но здесь молния стремится От его в строях мечей, И отзыв его перуна Уж трясет среду земну: Он, избрав днесь вождя юна, На рогатую Луну Повелел вести брань злобну. Феникс сей, из праха отча Встав, парит во звездный круг; Гордость, зависть, злоба, молча В нем признав воинскии дух, Защищать Стамбул престанут, В Азию Магмет уйдет. Вновь Эллады лиры грянут, И почтит тогда весь свет Александра алтарями. Но доколе совершится Древний сей пророчий глас, Норда царь тем веселится, Что меж льдов растет Парнасс; Что художества, науки, Расцветав в его тени, На него простерши руки, Славословят щедры дни И венец сулят с звездами. Но всех лучше украшений Милосердья алтари; Дух мой полн там восхищений, Где равны богам цари: Вижу вдов, сирот притворы, Рукоделья юнош, дев, За болящими призоры И всех нив благих посев Зрю Марииной рукою! Вижу дом весь благодатный, Братьев, сестр — божеств собор, Тихий нрав и, как приятный Луч, Елисаветин взор! Поспешай к нам, Амфитрита, Россов всех утешь сердца, Да душой орла — повита Будет юна дух птенца, Нам рожденного тобою. Июнь 1810