Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Гавриил Романович Державин

 

К Каллиопе

1. Сойди, бессмертная, с небес Царица песней, Каллиопа! И громкую трубу твою, Иль лучше лиру нежно-звучну, Иль, если хочешь, голос твой Ты согласи со мной. 2. Уж, кажется, я слышу бег Твоих по арфе резвых перстов, Как гибкий при морях тростник От порханья звенит зефиров, Далеким вторясь шумом волн: Таков твоих струн звон. 3. Уж в легких сизых облаках Прекрасна дева с неба сходит: Смеющийся в очах сапфир, Стыдливые в ланитах розы, Багряную в устах зарю, В власах я злато зрю. 4. Во сладком исступленьи сем Весь Север зрится мне эдемом, И осень кажется весной; В кристальных льдах зрю лес зеленый, В тенях ночных поля златы, А по снегам цветы. 5. Во мгле темнозеленой там, Я вижу, некто древ под сводом Лепообразен, статен, млад: Вокруг главы его сияют Струями меж листов лучи, У ног шумят ключи. 6. Кто сей, к которому идет Толь весело любезна дева, Как к брату своему сестра, Как к жениху в чертог невеста? Зрю сходство в их очах, чертах, Как будто в близнецах. 7. Кто ты, божественна чета? Как огнь, со пламенем сближаясь, Един составить хочешь луч! Не ты ли света бог прекрасный Пришел с небес на землю вновь Торжествовать любовь? 8. Уже согласие сердец На нежных арфах раздается; Безмолвно слушает земля; Склонились башни, рощи, горы, Ревущий водомет утих; Стоит — глядит на них. 9. На мягкой шелковой траве, В долине, миром осененной, Где шепчет с розой чуть зефир, Чуть синий ключ журча виется, Чуть дышит воздух-аромат, Возлюбленны сидят. 10. Вокруг их страстных горлиц вздох, Песнь лебедей вдали несется, Обнявшися кусты стоят, Роскошствует во всем природа; Все нежит, оживляет кровь, Все чувствует любовь. 11. Стрела ея средь их сердец, Как луч меж двух холмов кристальных, По их краям с небес летя, Сперва скользит, не проницает; Но от стекла в стекле блестит, И роза в них горит. 12. С Олимпа множеством очес Сквозь твердь на них янтарну смотрит Безсмертных лик, и мать богов, Как вод в струях звезда вечерня, С высот любуется собой, В них видя образ свой. 13. Все улыбается на них, Все пламень чистый, непорочный, В сердцах их нежных и младых Родящийся, благословляет. Всем добродетель в них видна, Как в воздухе луна. 14. В златый, блаженный древний век, В красы земны облекшись, боги Являлися между людьми, Чтоб в образе царей, героев, Устроивать блаженство их Примером дел благих. 15. Так, кажется, и в них богов, Их чад, или монархов племя Мой восхищенный видит дух: Он бодр — и бросит громы в злобу; Она нежна — и сотворит В себе невинным щит. 16. О, коль благословен тот век, Когда цветущу, благовонну Подобны древу своему Сии младыя ветви будут! В тенях их опочиет мир, И глас раздастся лир. 17. Но не в мечте ль, иль в яве я С Дианой Аполлона вижу? Нет, нет! — Се, тот младый герой, Тот отрок мой порфирородный, Я чье рожденье воспевал, Возрос и возмужал. 18. Се он, которому дары Сносили Геньи к колыбели, И наделили всем его, Чтоб быть на троне человеком, А в человеке божеством, Всех согревать лучем. 19. Се он с избранною своей! Гордись, моя, гордися, лира, Пророчеством теперь твоим; Уже оно почти сбылося: Мой полубог почти уж бог; Он всех сердца возжег. 20. Россия! радостный ток слез Пролей, и возведи вкруг взоры, И виждь: в трофеях у тебя, Как сад, Екатерины племя Цветет! Да поднебесной всей Он даст цариц, царей! 21. Премудрость возлелеет их: Народы, утомясь раздором, Упросят их собой владеть. — Певица славы, Каллиопа! Останься в звездной ввек стране: Они здесь Музы мне. Ноябрь 1792