Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

Реклама:  стеклянные компьютерные столы, контакты
 

Афанасий Афанасьевич Фет

 

Соловей и роза

Небес и земли повелитель, Творец плодотворного мира Дал счастье, дал радость всей твари Цветущих долин Кашемира. И равны все звенья пред Вечным В цепи непрерывной творенья, И жизненным трепетом общим Исполнены чудные звенья. Такая дрожащая бездна В дыханьи полудня и ночи, Что ангелы в страхе закрыли Крылами звездистые очи. Но там же, в саду мирозданья, Где радость и счастье - привычка, Забыты, отвергнуты счастьем Кустарник и серая птичка. Листов, окаймленных пилами, Побегов, скрывающих спицы, Боятся летучие гости, Чуждаются певчие птицы. Безгласная серая птичка Одна не пугается терний, И любят друг друга, - но счастья - Ни в утренний час, ни в вечерний. И по небу веки проходят, Как волны безбрежного моря; Никто не узнает их страсти, Никто не увидит их горя. Однажды сияющий ангел, Купаяся в безднах эфира, Узрел и кустарник, и птичку В долине ночной Кашемира. И нежному ангелу стало Их видеть так грустно и больно, Что с неба слезу огневую На них уронил он невольно. И к утру свершилося чудо: Краснея и млея сквозь слезы, Склонилася к ветке упругой Головка душистая розы. И к ночи с безгласною птичкой Еще перемена чудесней: И листья и звезды трепещут Ее упоительной песней. Он Рая вечного изгнанник, Вешний гость я, певчий странник; Мне чужие здесь цветы; Страшны искры мне мороза. Друг мой, роза, дева-роза, Я б не пел, когда б не ты. Она Полночь - мать моя родная, Незаметно расцвела я На заре весны; Для тебя ж у бедной розы Аромат, краса и слезы, Заревые сны. Он Ты так нежна, как утренние розы, Что пред зарей несет земле восток; Ты так светла, что поневоле слезы Туманят мне внимательный зрачок; Ты так чиста, что помыслы земные Невольно мрут в груди перед тобой; Ты так свята, что ангелы святые Зовут тебя их смертною сестрой. Она Ты поешь, когда дремлю я, Я цвету, когда ты спишь; Я горю без поцелуя, Без ответа ты грустишь. Но ни грусти, ни мученья Ты обманом не зови: Где же песни без стремленья? Где же юность без любви? Он Дева-роза, доброй ночи! Звезды в небесах. Две звезды горят, как очи, В голубых лучах; Две звезды горят приветно Нынче, как вчера; Сон подкрался незаметно... Роза, спать пора! Она Зацелую тебя, закачаю, Но боюсь над тобой задремать: На заре лишь уснешь ты; я знаю, Что всю ночь будешь петь ты опять. Закрываются милые очи, Голова у меня на груди. Ветер, ветер с суровой полночи, Не тревожь его сна, не буди. Я сама притаила дыханье, Только вежды закрыл ему сон, И над спящим склоняюсь в молчаньи: Всё боюсь, не проснулся бы он. Ветер, ветер лукавый, поди ты, Я умею сама целовать; Я устами коснуся ланиты, И мой милый проснется опять. Просыпайся ж! Заря потухает: Для певца золотая пора. Дева-роза тихонько вздыхает, Отпуская тебя до утра. Он Ах, опять к ночному бденью Вышел звездный хор... Эхо ждет завторить пенью... Ждет лесной простор. Веет ветер над дубровой, Пышный лист шумит, У меня в тени кленовой Дева-роза спит. Хорошо ль ей, сладко ль спится, Я предузнаю И звездам, что ей приснится, Громко пропою. Она Я дремлю, но слышит Роза соловья; Ветерок колышет Сонную меня. Звуки остаются Все в моих листках; Слышу, - а проснуться Не могу никак. Заревые слезы, Наклоняясь, лью. Пой у сонной розы Про любовь мою! ----- И во сне только любит и любит, И от счастия плачет и спит! Эти песни она приголубит, Если эхо о них промолчит. Эти песни земле рассказали Всё, что розе приснилось во сне, И глубоко, глубоко запали Ей в румяное сердце оне. И в ночи под землею коренья Влагу ночи сосут да сосут, А у розы слезой умиленья Бриллиантами слезы текут. Отчего ж под навесом прохлады Раздается так голос певца? Роза! песни не знают преграды: Без конца твои сны, без конца! < 1847 >