Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Александр Cергеевич Грибоедов. Горе от ума.

Комедия в четырех действиях в стихах

 

Явление 10

Последняя лампа гаснет. Чацкий (выходит из швейцарской) Что это? слышал ли моими я ушами! Не смех, а явно злость. Какими чудесами? Через какое колдовство Нелепость обо мне все в голос повторяют! И для иных как словно торжество, Другие будто сострадают... О! если б кто в людей проник: Что хуже в них? душа или язык? Чье это сочиненье! Поверили глупцы, другим передают, Старухи вмиг тревогу бьют - И вот общественное мненье! И вот та родина... Нет, в нынешний приезд, Я вижу, что она мне скоро надоест. А Софья знает ли? - Конечно, рассказали, Она не то, чтобы мне именно во вред Потешилась, и правда или нет - Ей все равно, другой ли, я ли, Никем по совести она не дорожит. Но этот обморок, беспамятство откуда?? - Нерв избалованность, причуда, - Возбудит малость их, и малость утишит, - Я признаком почел живых страстей. - Ни крошки: Она конечно бы лишилась так же сил, Когда бы кто-нибудь ступил На хвост собачки или кошки. София (над лестницей во втором этаже, со свечкою) Молчалин, вы? (Поспешно опять дверь припирает.) Чацкий Она! она сама! Ах! голова горит, вся кровь моя в волненьи. Явилась! нет ее! неужели в виденьи? Не впрямь ли я сошел с ума? К необычайности я точно приготовлен; Но не виденье тут, свиданья час условлен. К чему обманывать себя мне самого? Звала Молчалина, вот комната его. Лакей его (с крыльца) Каре... Чацкий Сс! (Выталкивает его вон.) Буду здесь, и не смыкаю глазу, Хоть до утра. Уж коли горе пить, Так лучше сразу, Чем медлить, - а беды медленьем не избыть. Дверь отворяется. (Прячется за колонну.)