Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Владимир Маяковский


 

Конь-огонь

Сын отцу твердил раз триста, за покупкою гоня: – Я расту кавалеристом. Подавай, отец, коня! – О чем же долго думать тут? Игрушек в лавке много вам. И в лавку сын с отцом идут купить четвероногого. В лавке им такой ответ: – Лошадей сегодня нет. Но, конечно, может мастер сделать лошадь всякой масти. – Вот и мастер. Молвит он: – Надо нам достать картон. Лошадей подобных тело из картона надо делать. – Все пошли походкой важной к фабрике писчебумажной. Рабочий спрашивать их стал! – Вам толстый или тонкий? – Спросил и вынес три листа отличнейшей картонки. – Кстати нате вам и клей. Чтобы склеить – клей налей. – Тот, кто ездил, знает сам, нет езды без колеса. Вот они у столяра. Им столяр, конечно, рад. Быстро, ровно, а не криво, сделал им колесиков. Есть колеса, нету гривы, нет на хвост волосиков. Где же конский хвост найти нам? Там, где щетки и щетина. Щетинщик возражать не стал, – чтоб лошадь вышла дивной, дал конский волос для хвоста и гривы лошадиной. Спохватились – нет гвоздей. Гвоздь необходим везде. Повели они отца в кузницу кузнеца. Рад кузнец. – Пожалте, гости! Вот вам самый лучший гвоздик. – Прежде чем работать сесть, осмотрели – всё ли есть? И в один сказали голос: – Мало взять картон и волос. Выйдет лошадь бедная, скучная и бледная. Взять художника и краски, чтоб раскрасил шерсть и глазки. – К художнику, удал и быстр, вбегает наш кавалерист. – Товарищ, вы не можете покрасить шерсть у лошади? – Могу. – И вышел лично с краскою различной. Сделали лошажье тело, дальше дело закипело. Компания остаток дня впустую не теряла и мастерить пошла коня из лучших матерьялов. Вместе взялись все за дело. Режут лист картонки белой, клеем лист насквозь пропитан. Сделали коню копыта, щетинщик вделал хвостик, кузнец вбивает гвоздик. Быстра у столяра рука – столяр колеса остругал. Художник кистью лазит, лошадке глазки красит. Что за лошадь, что за конь – горячей, чем огонь! Хоть вперед, хоть назад, хочешь – в рысь, хочешь – в скок. Голубые глаза, в желтых яблоках бок. Взнуздан и оседлан он, крепко сбруей оплетен. На спину сплетенному – помогай Буденному! 1927