Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Николай Алексеевич Некрасов

 

Современники

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЮБИЛЯРЫ И ТРИУМФАТОРЫ Я книгу взял, восстав от сна, И прочитал я в ней: "Бывали хуже времена, Но не было подлей". Швырнул далеко книгу я. Ужели мы с тобой Такого века сыновья, О друг-читатель мой?.. Конечно, нет! Конечно, нет! Клевещет наш зоил. Лакей принес пучок газет; Я жадно их раскрыл, Минуя кражу и пожар И ряд самоубийц, Встречаю слово "юбиляр", Читаю список лиц, Стяжавших лавры. Счета нет! Стипендия... медаль... Аренда... памятник... обед... Обед... обед... О, враль! Протри глаза!.. Иду к друзьям: Готовит спич один, Другой десяток телеграмм - В Москву, в Рязань, в Тульчин. Пошел я с ним "на телеграф". Лакеи, кучера, Депеши кверху приподняв, Толпились там с утра. Мелькают крупные слова: "Герою много лет...", "Ликуй, Орел!..", "Гордись, Москва!.." "Бердичеву привет..." Немало тут "друзей добра", "Отцов" не перечесть, А вот листок: одно -"Ура!.." Пора, однако, есть. --- Я пришел в трактир и тоже Счет теряю торжествам. Книга дерзкая! за что же Ты укор послала нам?.. У Дюссо готовят славно Юбилейные столы; Там обедают издавна Триумфаторы-орлы. Посмотрите - что за рыба! Еле внес ее лакей. Слышно "русское спасибо" Из отворенных дверей. Заказав бульон и дичи, Коридором я брожу; Дверь растворят - слышу спичи, На пирующих гляжу: Люди заняты в трактирах, Не мешают... я и рад... ЗАЛА No 1 В первой зале все в мундирах, В белых галстуках стоят. Юбиляр-администратор Древен, весь шитьем залит, Две звезды... Ему оратор, Тоже старец, говорит: "Ты на страже государства, Как стоокий Аргус, бдил, Но, преследуя коварство, Добродетель ты щадил. Голова твоя седая Не запятнана стыдом: Дальним краем управляя, Не был ты его бичом. В то же время населенья Ты потворством не растлил, Не довел до разоренья, Пищи, крова не лишил! Ты до собственности частной, До казенного добра Не простер руки всевластной - Благодарность и... ура!..." Вдруг курьер вошел, сияя, Засиял и юбиляр. Юбиляру, поздравляя, Поднесли достойный дар. No 2 Речь долго, долго длилась, Расплакался старик... Я сделал шаг... открылась Другая дверь - на миг, И тут героя чтили, Кричали:"Много лет!" Герою подносили Магницкого портрет: "Крамольники лукавы, Рази - и не жалей!" Исчезла сцена славы - Захлопнул дверь лакей... No 3 На столе лежат "подарки", В Петербурге лучших нет. Две брильянтовые арки - Восхитительный браслет! Бриллиантовые звезды... Чудо!.. Несколько ребят С упоением невесты На сокровища глядят. (Были тут и лицеисты, И пажи, и юнкера, И незрелые юристы, И купцов... et caetera.) "Чудо!- дядька их почтенный Восклицает, князь Иван, И, летами удрученный, Упадает на диван... Князь Иван - колосс по брюху, Руки - род пуховика, Пьедесталом служит уху Ожиревшая щека. По устройству верхней губы Он - бульдог; с оскалом зубы, Под гребенку волоса И добрейшие глаза. Он - известный объедало, Говорит умно, Словно в бочку из-под сала Льет в себя вино. Дома редко пребывает, До шестидесяти лет Водевили посещает, Оперетку и балет. У него друзья - кадеты, Именитый дед его Был шутом Елизаветы, Сам он - ровно ничего. Презирает аксельбанты, Не охотник до чинов. Унаследовав таланты Исторических шутов, С языком своим проворным, С дерзким смехом, в век иной Был бы он шутом придворным, А теперь он - шут простой. "Да! дары такие редки!- Восклицает князь Иван.- Надо спрыснуть... спрыснуть, детки!.. Наливай полней стакан!.. Нет, постой! В начале пира Совершим один обряд: Перед нами нет кумира, Но... и камни говорят! Эта брошка приютится У богини на груди, Значит, должно преклониться Перед нею... Подходи!.." И почтительно к алмазам Приложился князь Иван, И потом уж выпил разом Свой вместительный стакан. И, вослед за командиром, Приложилися юнцы К бриллиантам и сафирам... "На колени, молодцы! Гимн!.." Глядит умильным взором Старый шут на небеса, И поют согласным хором Молодые голоса: Мадонны лик, Взор херувима... Мадам Жюдик Непостижима! Жизнь наша - пуф, Пустей ореха, Заехать в Буфф - Одна утеха. Восторга крик, Порыв блаженства... Мадам Жюдик Верх совершенства! No 4 Военный пир... военный спор... Не знаю, кто тут триумфатор. "Аничков - вор! Мордвинов - вор!- Кричит увлекшийся оратор.- Милютин ваш - не патриот, А просто карбонарий ярый! Куда он армию ведет?.. Нет! лучше был порядок старый! Солдата в палки ставь - и знай, Что только палка бьет пороки! Читай историю, читай! Благие в ней найдешь уроки: Где страх начальства, там и честь. А страх без палки - скоротечен. Пусть целый день не мог присесть Солдат, порядочно посечен, Пускай он ночью оставлял Кровавый след на жестком ложе, Не он ли в битвах доказал, Что был небитого дороже?" No 5 "...Первоприсутствуя в сенате, Радел ли ты о меньшем брате? Всегда ли ты служил добру? Всегда ли к истине стремился?.." "Позвольте-с!" Я посторонился И дал дорогу осетру... No 6 Большая зала... шума нет... Ученое собранье, Агрономический обед, Вернее - заседанье. Встает известный агроном, Член общества - Коленов (Докладчик пасмурен лицом, Печальны лица членов). Он говорит: "Я посвятил Досуг мой скотоводству, Я восемь лет в Тироле жил, Поверив превосходству Швейцарских, английских пород, В отечестве любезном Старался я улучшить скот И думал быть полезным. Увы! напрасная мечта! Убил я даром годы: Соломы мало для скота Улучшенной породы! В крови у русской клячи есть Привычка золотая: "Работать много, мало есть"- Основа вековая! Печальный вид: голодный конь На почве истощенной, С голодным пахарем... А тронь Рукой непосвященной - Еще печальней что-нибудь Получится в итоге... Покинул я опасный путь, Увы! на полдороге... Трудитесь дальше без меня..." "Прискорбны речи ваши! Придется с нынешнего дня Закрыть собранья наши!- Сказал ученый президент (Толстяк, заплывший жиром).- Разделим скромный дивиденд И разойдемся с миром! Оставим бедный наш народ Судьбам его - и богу! Без нас скорее он найдет К развитию дорогу..." "Закрыть! закрыть, хотя и жаль!- Решило всё собранье,- И дать Коленову медаль: "За ревность и старанье". "Ура!.. Подписку!.." Увлеклись - Не скупо подписали,- И благодушно занялись Моделью для медали... No 7 Председатель Казенной палаты - Представительный тучный старик - И директор. Я слышал дебаты, Но о чем? хорошенько не вник. "Мы вас вызвали... ваши способности..." -"Нет-с! вернее: решительность мер". -"Не вхожу ни в какие подробности, Вы - губерниям прочим пример, Господин председатель Пасьянсов!" -"Гран-Пасьянсов!"- поправил старик. "Был бы рай в министерстве финансов, Если б всюду платил так мужик! Жаль, что люди такие способные Редки! Если бы меры принять По всему государству подобные!.." -"И тогда - не могу отвечать! Доложите министру финансов, Что действительно беден мужик". -"Но - пример ваш, почтенный Пасьянсов?.." -"Гран-Пасьянсов!"- поправил старик... No 8 Шаг вперед - и снова зала, Всё заводчики-тузы; Слышен голос: "Ты сначала Много выдержал грозы. Весь души прекрасный пламень Ты принес на подвиг свой, Но пошел ко дну, как камень, Броненосец первый твой! Смертоносные гранаты Изобрел ты на врагов... Были б чудо - результаты, Кабы дельных мастеров! То-то их принять бы в прутья!.. Ты гранатою своей Переранил из орудья Только собственных людей... Ты поклялся, как заразы, Новых опытов бежать, Но казенные заказы Увлекли тебя опять, Ты вступил..." Лакей суровый Дверь захлопнул, как назло. No 9 Я вперед... Из залы новой Мертвечиной понесло... Пир тут, видно, не секретный - Настежь дверь... народу тьма... Господин Ветхозаветный Говорит: "Судьба сама Нас свела сегодня вместе; Шел я радостно сюда, Как жених грядет к невесте,- Новость, новость, господа! Отзывался часто Пушкин Из могилы... Наконец Отозвался и Тяпушкин, Скромный труженик-певец; Драгоценную находку Отыскал товарищ наш! В бедной лавочке селедку Завернул в нее торгаш. Грязный синенький листочек, А какие перлы в нем!.." "Прочитай-ка хоть кусочек!"- Закричали... Мы начнем С детства. Видно, что в разъезды Посылал его отец: Где иной считал бы звезды, Он..."- "Читай же!" Начал чтец: ОТРЫВОК ИЗ ПУТЕВЫХ ЗАМЕТОК ЮНОШИ ТЯПУШКИНА, ВЕДЕННЫХ ИМ ВО ВРЕМЯ РАЗЪЕЗДОВ ЕГО ПО РОССИИ ПО ДЕЛАМ ОТЦА На реке на Свири Рыба, как в Сибири, Окуни, лини Средней долины. На реке же Лене Хуже, чем на Оби: Ноги по колени Отморозил обе, А прибыв в Ирбит, Дядей был прибит... --- "Превосходно! поэтично!..." Каждый в лупу смотрит лист. "И притом характерично,- Замечает журналист.- То-то мы ударим в трубы! То-то праздник будет нам!" И прикладывает губы К полуграмотным строкам. Приложил - и, к делу рьяный, Примечание строчит: "Отморозил ноги - пьяный И - за пьянство был побит; Чужды нравственности узкой, Не решаемся мы скрыть Этот знак натуры русской... Да! "веселье Руси - пить!" Уж знакомлюсь я с поэтом, Биографию пишу..." "Не снабдите ли портретом?" "Дорогонько... погляжу... Случай редкий! Мы в России Явим вновь труды свои: Восстановим запятые, Двоеточие над i; Модно будет в духе Миши Предисловье написать: Пощадили даже мыши Драгоценную тетрадь - Провидения печать!.. Позавидует Бартенев, И Ефремов зашипит, Но заметку сам Тургенев В "Петербургских" поместит..." "Верно! царь ты русской прессы, Хоть и служишь мертвецам: Все живые интересы Уступают поле нам..." "Так... и так да будет вечно!.. Дарованья в наши дни Гибнут рано... Жаль, конечно, Да бестактны и они... Жаль!.. Но боги справедливы В начертаниях своих! Нам без смерти - нет поживы, Как аптеке без больных! Дарованием богатый Служит обществу пером, Служим мы ему лопатой... Други! пьем! За мертвых пьем!.." Вместо влаги искрометной, Пили запросто марсал, А Зосим Ветхозаветный Умиленно лепетал: "Я люблю живых писателей, Но - мне мертвые милей!.." Это - пир гробовскрывателей!.. Дальше, дальше поскорей!.. No 10 "Путь, отечеству полезный Ты геройски довершил, Ты не дрогнул перед бездной, Ты..." Татарин нелюбезный Двери круто затворил; Несмотря на все старанья, Речь дослушать я не мог, Слышны только лобызанья, Да "Ура!..", да "С нами бог!..". No 11 "Получай же по проценту!- Говорит седой банкир Полицейскому агенту.- В честь твою сегодня пир!" Рад банкир, как сумасшедший; Все довольны; сыщик пьян; От детей сюда зашедший, По знакомству, князь Иван Держит спич: "Свои законы Есть у века, господа! Как пропали миллионы, Я подумал: не беда! Верьте, нет глупей несчастья Потерять последний грош,- Ни пропажи, ни участья, Хоть повесься, не найдешь! А украдут у банкира Из десятка миллион - Растревожится полмира... "Миллион!.." Со всех сторон Сожаленья раздадутся, Все правительства снесутся, Телеграммами в набат Приударят! Все газеты Похитителя приметы Многократно возвестят, Обозначат каждый прыщик... И глядишь: нашелся вор! На два дня банкир и сыщик - Самый модный разговор! Им улыбки, им поклоны, Поздравленья добрых душ... Уж терять - так миллионы, Царь вселенной - куш!.." No 12 Чу! пенье! Я туда скорей, То пела светская плеяда Благотворителей посредством лотерей, Концерта, бала, маскарада... Да-с! Марья Львовна За бедных в воду, Мы Марье Львовне Сложили оду. Где Марья Львовна? На вдовьем бале! Где Марья Львовна? В читальном зале... Кто на эстраде Поет романсы? Чьи в маскараде Вернее шансы? У Марьи Львовны Так милы речи, У Марьи Львовны Так круглы плечи!.. Гласит афиша: "Народный праздник". Купил корову Один проказник: "Да-с, Марья Львовна, Не ваши речи, Да-с, Марья Львовна, Не ваши плечи, С народом нужны Иные шансы..." В саду корова Поет романсы, В саду толпится Народ наивный, Рискуют прачки Последней гривной, За грош корову Кому не надо? И побелели Дорожки сада, Как будто в мае Послал бог снегу... Пустых билетов Свезли телегу Из сада ночью. Ай! Марья Львовна! Пятнадцать тысяч Собрали ровно! Пятнадцать - с нищих! Что значит - масса! Да процветает Приюта касса! Да процветает И Марья Львовна, Пусть ей живется Легко и ровно!.. Да-с, Марья Львовна За бедных в воду... Ее призванье - Служить народу! No 13 Слышен голос - и знакомый: "Ананас - не огурец!" Возложили гастрономы На товарища венец. Это - круг интимный, близкий. Тише! слышен жаркий спор: Над какою-то сосиской Произносят приговор. Поросенку ставят баллы, Рассуждая о вине, Тычут градусник в бокалы... "Как! четыре - ветчине?.." И поссорились... Стыдитесь! Вредно ссориться, друзья! Благодушно веселитесь! Скоро к вам приду и я. Буду новую сосиску Каждый день изобретать, Буду мнение без риску О салате подавать. Буду кушать плотно, жирно, Обленюся, как верблюд, И засну навеки мирно Между двух изящных блюд...