Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Николай Алексеевич Некрасов

 

Журналист-рутинер

Созрела мысль, проект составлен, И вот он вышел,- я погиб! Я разорен, я обесславлен! Дух века и меня подшиб! Условья прессы подцензурной Поняв практическим умом, Плохой товар литературный Умел я продавать лицом; Провидя смелые затеи, Читатель упивался всласть, И дерзновенные идеи Во мне подозревала власть. Как я умел казаться новым, Являясь тот же каждый день, Твердя с унынием суровым Одну и ту же дребедень! Как я почтенных либералов, Моих подписчиков пленял, Каких высоких идеалов Я перспективы им казал! Я, впрочем, говорил не много, Я только говорил: "Друзья! Всегда останусь верен строго..." Чему? Тут точки ставил я... О точки! тонкие намеки! О недомолвки и тире! Умней казались с вами строки! Как не жалеть о той поре?.. Прилично сдержан, строго важен, Как бы невольно молчалив, Я был бездействуя отважен, Безмолвствуя - красноречив! Являлся я живой картиной - Гляди, любуйся, изучай! Реке, запруженной плотиной, Готовой хлынуть через край, Готовой бешеным потоком Сорвать мосты, разбить суда, В моем бездействии жестоком Я был подобен, господа! Теперь - как быть?.. "Толковой строчки В твоем изданьи,- скажут,- нет!" В ответ бы им поставить точки, Но точки - будут ли ответ? Заговорят: "Давай идею!" Но что ж могу ответить им? Одну идею я имею, Что все идеи эти - дым! Что в свете деньги только важны, Что надо их копить, копить... Что те лишь люди не продажны, Которых некому купить! Созрела мысль, проект составлен, И вот он вышел,- я погиб! Я разорен, я обесславлен... Дух века и меня подшиб! Еще не может быть исчислен Убыток, но грозит беда, Я больше не глубокомыслен, Не радикал я, господа! Не корифей литературы, Теперь я жалкий паразит, С уничтожением цензуры Мгновенно рухнет мой кредит. (Ноябрь-декабрь 1865)