Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Борис Пастернак

 

В разгаре хлебная уборка...

* * * В разгаре хлебная уборка, А урожай - как никогда. Гласит недаром поговорка: Берут навалом города. Как в океане небывалом, В загаре и пыли до лба, Штурвальщица крутым увалом Уходит на версты в хлеба. Людей и при царе горохе, Когда владычествовал цеп, Везде, всегда, во все эпохи К авралу звал поспевший хлеб. Толпились в поле и соломе, Тонули в гаме голоса. Локомобили экономий Плевались дымом в небеса. Без слов, без шуток, без ухмылок, Батрачкам наперегонки, Снопы к отверстьям молотилок Подбрасывали батраки. Всех вместе сталкивала спешка, Но и в разгаре молотьбы Мужчина оставался пешкой, А женщина - рабой судьбы. Теперь такая же горячка, - Цена ее не такова, И та, что встарь была батрачкой, Себе и делу голова. Не может скрыть сердечной тайны Душа штурвальщицы такой. Ее мечтанья стук комбайна Выбалтывает за рекой. Выбалтывает за рек когда владычествовал цеп, Везде, всегда, во все эпохи К авралу звал поспевший хлеб. Толпились в поле и соломе, Тонули в гаме голоса. Локомобили экономий Плевались дымом в небеса. Без слов, без шуток, без ухмылок, Батрачкам наперегонки, Снопы к отверстьям молотилок Подбрасывали батраки. Всех вместе сталкивала спешка, Но и в разгаре молотьбы Мужчина оставался пешкой, А женщина - рабой судьбы. Теперь такая же горячка, - Цена ее не такова, И та, что встарь была батрачкой, Себе и делу голова. Не может скрыть сердечной тайны Душа штурвальщицы такой. Ее мечтанья стук комбайна Выбалтывает за рекой. И суть не в красноречьи чисел, А в том, что человек окреп. Тот, кто от хлеба так зависел, Стал сам царем своих судеб. Везде, повсюду, в брянске, в канске, B степях, в копях, в домах, в умах - Какой во всем простор гигантский! Какая ширь! Какой размах!