Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Борис Пастернак

 

Вечерело. Повсюду ретиво...

* * * Вечерело. Повсюду ретиво Рос орешник. Мы вышли на скат. Нам открылась картина на диво. Отдышась, мы взглянули назад. По краям пропастей куролеся, Там, как прежде, при нас, напролом Совершало подъем мелколесье, Попирая гнилой бурелом. Там, как прежде, в фарфоровых гнездах Колченого хромал телеграф, И дышал и карабкался воздух, Грабов головы кверху задрав. Под прорешливой сенью орехов Там, как прежде, в петлистой красе По заре вечеревшей проехав, Колесило и рдело шоссе. Каждый спуск и подъем что-то чуял, Каждый столб вспоминал про разбой, И все тулово вытянув, буйвол Голым дьяволом плыл под арбой. А вдали, где как змеи на яйцах, Тучи в кольца свивались, грозней, Чем былые набеги ногайцев, Стлались цепи китайских теней. То был ряд усыпальниц, в завесе Заметенных снегами путей За кулисы того поднебесья, Где томился и мерк прометей. Как усопших представшие души, Были все ледники налицо. Солнце тут же японскою тушью Переписывало мертвецов. И тогда, вчетвером на отвесе, Как один, заглянули мы вниз. Мельтеша, точно чернь на эфесе, B глубине шевелился тифлис. Он так полно осмеивал сферу Глазомера и все естество, Что возник и остался химерой, Точно град не от мира сего. Точно там, откупаяся данью, Длился век, когда жизнь замерла И горячие серные бани Из-за гор воевал тамерлан. Будто вечер, как встарь, его вывел На равнину под персов обстрел, Он малиною кровель червивел И, как древнее войско, пестрел.