Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Борис Пастернак

 

Как казначей последней из планет...

* * * Как казначей последней из планет, В какой я книге справлюсь, горожане, Во что душе обходится поэт, Любви, людей и весен содержанье? Однажды я невольно заглянул В свою еще не высохшую роспись И ты больна, больна миллионом скул, И ты одна, одна в их черной оспе! Счастливая, я девушке скажу. Когда-нибудь, и с сотворенья мира Впервые, тело спустят, как баржу, На волю дней, на волю их буксира. Несчастная, тебе скажу, жене Еще не позабытых похождений, Несчастная затем, что я вдвойне Люблю тебя за то и это рвенье! Может быть, не поздно. Брось, брось, Может быть, не поздно еще, Брось! Ведь будет он преследовать Рев этих труб, Назойливых сетований Поутру, ввечеру: Зачем мне так тесно В моей душе И так безответствен Сосед! Быть может, оттуда сюда перейдя И перетащив гардероб, Она забыла там снять с гвоздя, О, если бы только салоп! Но, без всякого если бы, лампа чадит Над красным квадратом ковров, И, без всякого если б, магнит, магнит Ее родное тавро. Ты думаешь, я кощунствую? О нет, о нет, поверь! Но, как яд, я глотаю по унции В былое ведущую дверь. Bпустите, я там уже, или сойду Я от опозданья с ума, Сохранна в душе, как птица на льду, Ревнивой тоски сулема. Ну понятно, в тумане бумаг, стихи Проведут эту ночь во сне! Но всю ночь мои мысли, как сосен верхи К заре в твоем первом огне. Раньше я покрывал твои колени Поцелуями от всего безрассудства. Но, как крылья, растут у меня оскорбленья, Дай и крыльям моим к тебе прикоснуться! Ты должна была б слышать, как песню в кости, Охранительный окрик: "Постой, не торопись!" Если б знала, как будет нам больно расти Потом, втроем, в эту узкую высь! Маленький, маленький зверь, Дитя больших зверей, Пред собой, за собой проверь Замки у всех дверей! Давно идут часы, Тебя не стали ждать, И в девственных дебрях красы Бушует: "Опять, опять" ... . . . . . . . . . . . . . . . Полюбуйся ж на то, Как всевластен размер, Орел, решето? Ты щедра, я щедр. Когда копилка наполовину пуста, Как красноречивы ее уста! Опилки подчас звучат звончей Копилки и доверху полной грошей. Но поэт, казначей человечества, рад Душеизнурительной цифре затрат, Затрат, пошедших, например, На содержанье трагедий, царств и химер. <1915>