Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Борис Пастернак

 

Тоска, бешеная, бешеная...

* * * Тоска, бешеная, бешеная, Тоска в два-три прыжка Достигает оконницы, завешенной Обносками крестовика. Тоска стекло вышибает И мокрою куницею выносится Туда, где плоскогорьем лунно-холмным Леса ночные стонут Враскачку, ртов не разжимая, Изъеденные серною луной. Сквозь заросли татарника, ошпаренная, Задами пробирается тоска; Где дуб дуплом насупился, Здесь тот же желтый жупел все, И так же, серой улыбаясь, Луна дубам зажала рты. Чтоб той улыбкою отсвечивая, Отмалчивались стиснутые в тысяче Про опрометчиво-запальчивую, Про облачно-заносчивую ночь. Листы обнюхивают воздух, По ним пробегает дрожь И ноздри хвойных загвоздок Bоспаляет неба дебош. Про неба дебош только знает Редизна сквозная их, Соседний север краешком К ним, в их вертепы вхож. Bзъерошенная, крадучись, боком, Тоска в два-три прыжка Достигает, черная, наскоком Вонзенного в зенит сука. Кишмя-кишат затишьями маковки, Их целый голубой поток, Тоска всплывает плакальщицей чащ, Надо всем водружает вопль. И вот одна на свете ночь идет Бобылем по усопшим урочищам, Один на свете сук опылен Первопутком млечной ночи. Одно клеймо тоски на суку, Полнолунью клейма не снесть, И кунью лапу поднимает клеймо, Отдает полнолунью честь. Это, лапкой по воздуху водя, тоска Подалась изо всей своей мочи В ночь, к звездам и молит с последнего сука Bынуть из лапки занозу. Надеюсь, ее вынут. Тогда, в дыру Амбразуры стекольщик вставь ее, Души моей, с именем женским в миру Едко въевшуюся фотографию. <1916>