Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Владимир Высоцкий

Стихи и песни

 

Две песни об одном воздушном бое — II. Песня самолёта-истребителя (Ю. Любимову)

Я ЯК-истребитель, мотор мой звенит, Небо — моя обитель, Но тот, который во мне сидит, Считает, что он истребитель. В этом бою мною "юнкерс" сбит, Я сделал с ним, что хотел. А тот, который во мне сидит, Изрядно мне надоел. Я в прошлом бою навылет прошит, Меня механик заштопал, А тот, который во мне сидит, Опять заставляет — в "штопор". Из бомбардировщика бомба несёт Смерть аэродрому, А кажется — стабилизатор поёт: "Мир вашему дому!" Вот сзади заходит ко мне "мессершмитт". Уйду — я устал от ран. Но тот, который во мне сидит, Я вижу, решил: на таран! Что делает он? Вот сейчас будет взрыв! Но мне не гореть на песке — Запреты и скорости все перекрыв, Я выхожу из пике! Я главный, а сзади... Ну чтоб я сгорел! Где же он, мой ведомый? Вот он задымился, кивнул — и запел: "Мир вашему дому!" И тот, который в моём черепке, Остался один — и влип. Меня в заблужденье он ввёл и в пике Прямо из "мёртвой петли". Он рвёт на себя, и нагрузки — вдвойне. Эх! Тоже мне, лётчик-ас! И снова приходится слушаться мне, Но это в последний раз. Я больше не буду покорным! Клянусь! Уж лучше лежать на земле. Ну что ж он не слышит, как бесится пульс, Бензин — моя кровь — на нуле?! Терпенью машины бывает предел, И время его истекло. И тот, который во мне сидел, Вдруг ткнулся лицом в стекло. Убит он! Я счастлив — лечу налегке, Последние силы жгу. Но что это, что?! — я в глубоком пике И выйти никак не могу! Досадно, что сам я не много успел, Но пусть повезёт другому. Выходит, и я напоследок спел: "Мир вашему дому!.." 1968