Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Владимир Высоцкий

Стихи и песни

 

Здравствуй, "Юность", это я...

Здравствуй, "Юность", это я, Аня Чепурная, Я ровесница твоя, То есть молодая. То есть мама говорит, Внука не желая: Рано больно, дескать, стыд, Будто не жила я. Моя мама — инвалид, Получила травму, И теперь благоволит Больше к божью храму. Любит лазить по хорам, Лаять тоже стала, Но она в науки храм Тоже б забегала... Не бросай читать письмо, "Юность" дорогая! Врач мамашу, если б смог, Излечил от лая. Ты подумала-де: вот Встанет спозаранка И строчит, и шлёт, и шлёт Письма, хулиганка! Нет, я правда в первый раз О себе и Мите... Слёзы капают из глаз, Извините — будет грязь. И письмо дочтите! Я ж живая вот реву, Вам-то всё повтор, но Я же грежу наяву: Как дойдёт письмо в Москву — Станет мне просторно. А отца радикулит Гнёт горизонтально, Он военный инвалид, Так что всё нормально. Вас дедуля свято чтит: Говорит пространно, Всё — от Бога, говорит, Или от экрана. Не бросай меня одну И откликнись, "Юность"! Мне — хоть щас на глубину! Ну куда я денусь, ну? Ну куда я сунусь? Нет, я лучше от и до, Как и что случилось: Здесь гадючее гнездо, "Юность", получилось. Защити (тогда мы их! — Живо шею свертим) Нас, двоих друзей твоих, А не то тут смерть им. Митя — это... как сказать?.. Это, я с которым... В общем, стала я гулять С Митей-комбайнёром. Жар валил от наших тел (Образно, конечно). Он по-честному хотел — Это я (он аж вспотел!), Я была беспечна. Это было жарким днём Посреди ухаба... "Юность", мы с тобой поймём: Ты же тоже баба! Да и хоть бы между льдин — Всё равно б случилось: Я — шатенка, он — блондин, Я одна — и он один. Я же с ним училась! Зря мы это, Митя, зря... Но ведь кровь-то бродит... Как — не помню: три хмыря, Словно три богатыря... Колька верховодит. Защитили наготу И прикрылись наспех, А уж те орут: "Ату!" — Поднимают на смех. Смех — забава для парней, Страшное оружье! Но а здесь — ещё страшней, Если до замужья. Наготу преодолев, Срам прикрыв рукою, Митя был как, правда, лев. Колька ржёт, зовёт за хлев, Словно с "б" со мною... Дальше — больше: он закрыл Митину одежду, Двух дружков своих пустил... И пришли сто сорок рыл С деревень и между... P.S. Вот люблю ли я его? Передай три слова (И не бойся ничего: Заживёт — и снова...) — Слова, надо же вот, а! — Или знак хотя бы!.. В общем, ниже живота... Догадайся живо! Так Мы же обе — бабы. Нет, боюсь, что не поймёшь! Но я истый друг вам. Ты конвертик надорвёшь, Левый угол отогнёшь — Там уже по буквам! 1977