Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Владимир Высоцкий

Стихи и песни

 

Поездка в город (Я самый непьющий из всех мужуков...)

Я самый непьющий из всех мужуков — Во мне есть моральная сила, И наша семья большинством голосов, Снабдив меня списком на восемь листов, В столицу меня снарядила. Значит, чтобы я привёз снохе с ейным мужем по дохе, Чтобы брату с бабой — кофе растворимый, Двум невесткам — по ковру, зятю — чёрную икру, Тестю — что-нибудь армянского разлива. Я ранен, контужен — я малость боюсь Забыть, что кому по порядку. Я список вещей заучил наизусть, А деньги зашил за подкладку. Ну, значит, брату — две дохи, сестрин муж — ему духи, Тесть сказал: "Давай, бери, что попадётся!" Двум невесткам — по ковру, зятю — заячью икру, Куму — водки литра два, пущай зальётся! Я тыкался в спины, блуждал по ногам, Шёл грудью к плащам и рубахам. Чтоб список вещей не достался врагам, Его проглотил я без страха. Но помню: шубу просит брат, куму с бабой — всё подряд, Тестю — водки ереванского разлива, Двум невесткам — по ковру, зятю — заячью нору, А сестре — плевать чего, но чтоб — красиво! Да что ж мне — пустым возвращаться назад?! Но вот я набрёл на товары. "Какая валюта у вас?" — говорят. "Не бойсь, — говорю, — не доллары!" Так что растворимой мне махры, зять — подохнет без икры, Тестю, мол, даёшь духи для опохмелки! Двум невесткам — всё равно, мужу сестрину — вино, Ну а мне — вот это жёлтое в тарелке! Не помню про фунты, про стервинги слов, Сражённый ужасной загадкой: Зачем я тогда проливал свою кровь, Зачем ел тот список на восемь листов, Зачем мне рубли за подкладкой?! Ну где же всё же взять доху, зятю — кофе на меху? Тестю — хрен, а кум и пивом обойдётся. И где мне взять коньяк в пуху, растворимую сноху? Ну а брат и самогоном перебьётся! 1969