Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Петр Андреевич Вяземский

 

Ночь на железной дороге между Прагою и Веною

между Прагою и Веною Прочь Людмила с страшной сказкой Про полночного коня! Детям будь она острасткой, Но пугать ей не меня. Сказку быль опередила В наши опытные дни: Огнедышащая сила, Силам адовым сродни, Нас уносит беспрерывно Сквозь ущелья и леса, Совершая с нами дивно Баснословья чудеса. И меня мчит ночью темной Змий — не змий и конь — не конь, Зверь чудовищно огромный; Весь он пар и весь огонь! От него, как от пожара, Ночь вся заревом горит, И сквозь мглу, как божья кара, Громоносный, он летит. Он летит неукротимо, Пролетит — и нет следа, И как тени мчатся мимо Горы, села, города. На земле ль встает преграда — Под землей он путь пробьет, И нырнет во мраки ада, И как встрепанный всплывет. Зверю бесконечной снедью Раскаленный уголь дан. Грудь его обита медью, Голова — кипучий чан. Род кометы быстротечной, По пространностям земным Хвост его многоколечный Длинно тянется за ним. Бьют железные копыта По чугунной мостовой. Авангард его и свита — Грохот, гул, и визг, и вой. Зверь пыхтит, храпит, вдруг свистнет, Так, что вздрогнет всё кругом, С гривы огненной он вспрыснет Мелким огненным дождем, И под ним, когда громада Мчится бурью быстроты, Не твоим чета, баллада: «С громом зыблются мосты». Мертвецам твоим, толпами Вставшим с хладного одра, Не угнаться вслед за нами, Как езда их ни скора. Поезд наш не оробеет, Как ни пой себе петух; Мчится — утра ль блеск алеет, Мчится — блеск ли дня потух. В этой гонке, в этой скачке — Всё вперед, и всё спеша — Мысль кружится, ум в горячке, Задыхается душа. Приключись хоть смерть дорогой, Умирай, а всё лети! Не дадут душе убогой С покаяньем отойти. Увлеченному потоком Страшен этот, в тьме ночной, Поединок с темным роком, С неожиданной грозой. Силой дерзкой и крамольной Человек вооружен; Ненасытной, своевольной Страстью вечно он разжен. Бой стихий, противоречий, Разногласье спорных сил — Всё попрал ум человечий И расчету подчинил. Так, ворочая вселенной Из страстей и из затей, Забывается надменно Властелин немногих дней. Но безделка ль подвернется, Но хоть на волос один С колеи своей собьется Наш могучий исполин, — Весь расчет, вся мудрость века — Нуль да нуль, всё тот же нуль, И ничтожность человека В прах летит с своих ходуль. И от гордых снов науки Пробужденный, как ни жаль, Он, безногий иль безрукий, Поплетется в госпиталь. Май 1853