Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Петр Андреевич Вяземский

 

Проезд через Францию в 1851 году

Когда железные дороги Избороздили целый свет, И колымажные берлоги — «Дела давно минувших лет», Когда и лошадь почтовая — Какой-то миф, как Буцефал, И кучер, мумия живая, Животным допотопным стал, — Тогда, хандрою и недугом Страдая, прячась от людей, Я по шоссе тащился цугом В рыдване прадедовских дней. И, распростившись с брегом финским, Я от родного рубежа Петром Иванычем Добчи́нским Достиг местечка Парижа́. Зато на станцию приеду — Что за возня, за беготня? Все смотрят, все ведут беседу Про мой рыдван и про меня. Я цель всеобщего вопроса: Что за урод тут, что за черт? Жандарм пришел, глядит он косо И строго требует паспо́рт. Он весь встревожен: не везу ли В карете пушки я тайком? Не адский ли снаряд? и пули В нем не набиты ли битком? Не еду ль я мутить Вандею? Коню троянскому под стать, В карете, может быть, имею Бивакирующую рать? Из зависти к Наполеону И чтоб потешить англичан, Уж не Вандомскую ль колонну Украл и сунул я в рыдван? Жандарм пугливыми глазами Бурбоном рад признать меня, Хоть нос мой, знаете вы сами, Совсем бурбонским не родня. В сарае затерялась сбруя, Все почтальоны на боку, А кони, на траве пируя, Давно в бессрочном отпуску. Всё разбрелось, пришло в упадок; И часто я полсуток жду, Пока не приведут в порядок Всю дожелезную езду. Что шаг, то новая помеха, И смех и горе! Вовсе нет! Другим смешно, мне ж не до смеха, Я жертвой всех дорожных бед. Измучился Улисс несчастный; Да и теперь, как вспомню я О вашей «Франции прекрасной», Коробит и тошнит меня. 1851