Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Петр Андреевич Вяземский

 

Хлестаков

Нет, Хлестаков еще не умер: Вам стоит заглянуть в любой "Московских ведомостей" нумер, И он очутится живой. Все тем же хлещет самохвальством, Пьянея сам от самохвальств; Запанибрата он с начальством, И сам начальство всех начальств. Его и министерства просят, Чтоб он вступился в их дела. Ему и адресы подносят, И нет тем адресам числа. Патриотизма мы не знали, Его он первый изобрел. Все крепким сном в России спали, Но разбудить он нас умел. Им писан "Юрий Милославский", Он "Россиаду" сочинил; Наитьем тайным в день Полтавский Бить шведов он Петра учил. В двенадцатом году французов Кто отщелкал без дальних слов? Пожалуй, скажете, Кутузов? Ан нет, все тот же Хлестаков. Кто, в данный час, депешей меткой, Не в бровь, а в глаз колол врагов? Что за вопрос? Своею меткой Их обозначил Хлестаков. До наших дней, начать с Батыя, От вражьих сил он нас спасал: А потому и есть Россия, Что он ее застраховал. Лишь погрозится он мизинцем: Шедоферотти и Мазад, Поляк с ост-зейцем и грузинцем Пред ним с стыдом бегут назад. Все знает, всех всему он учит. Кого не взлюбит - страшен он; Когда листок его получит, Бледнеет сам Наполеон. Все это вздор, но вот что горе: Бобчинских и Добчинских род, С тупою верою во взоре, Стоят пред ним, разинув рот, Развеся уши, и внимают Его хвастливой болтовне, И в нем России величают Спасителя внутри и вне. О Гоголь, Гоголь, где ты? Снова Примись за мастерскую кисть И, обновляя Хлестакова, Скажи да будет смех, и бысть! Смотри, что за балясы точит, Как разыгрался в нем задор: Теперь он не уезд морочит, А Всероссийский ревизор. 1866