Зотая поэзия. Литературный портал
Золотой век русской поэзии
Серебряный век русской поэзии
СССР - послевоенный период
Лирика Востока

 

Петр Андреевич Вяземский

 

Графине

Что поднесет новорожденной милой Поэтъ, здоровиемъ и дарованьемъ хилой? Онъ поднесетъ ли вамъ нескладные склады, Стихи, горячки алой горячие следы, Стихи снотворныя, безсонницы поруки? Но не безсовестно ль ему, Отъ скуки и на васъ нагнать смертельной скуки Неотразимую чуму? Нетъ, надъ собой я одержу победу, Нетъ, въ день рожденья вашъ, я васъ не уморю, И къ лихорадочному бреду Въ добавокъ бредомъ риѳмъ съ оглядкой подарю. Болезни голову - что жь делать? - покорю, Но сердце чистое недугу не подвластно, Волненью чуждое, оно на едине, Какъ въ магнетическомъ и дальновидномъ сне И верно чувствуетъ, и съ истиной согласно. Пусть за меня оно приветствовать спешитъ Улыбку первую новорожденной милой, И, вдохновенное пророческою силой, Въ избытке чувствъ ей говоритъ: "Ты будешь - (ты - не въ оскорбленье; Вы - предразсудка дань условной суете; Но сердце вольное, въ природной простоте, Избрало ты въ местоименье И Божеству и красоте!) "Ты будешь жить для радостей и счастья, Какъ цветъ, ласкаемый лобзаньемъ тишины, Доверчиво цвететъ на родине весны, Подъ небомъ радостнымъ, не знающимъ ненастья! Такъ немерцающий разсвезтъ Светлеетъ и тебе на небе жизни ясной, И тихая весна души твоей прекрасной Тебе взлелеетъ счастья цветъ!" - Уменье нравиться безъ помощи искуства, Умъ, образованный подъ вдохновеньемъ чувства, Ученость, но не та, что съ хартией въруке И въ шапке докторской влачитъ педанства узы, А светлая подруга светлой Музы Въ похищенномъ у Грации венке; Дарь песней , про себя, безъ жажды къ книжной славе; Въ словахъ затейливость блестящей остроты, И прелесть милой простоты Въ открытомъ я веселомъ праве: - Все это вамъ судьбой дано!... И только ли? Нетъ, после верныхъ справокъ, Еще припомнилъ я достоинство одно: Глаза прелестные въ добавокъ! А женщине, чета прелестныхъ глазъ, Какъ умъ не умничай, не лишнее для счастья, Въ техъ - тайна женскаго надъ нами самовластья, А кто не радъ господствовать изъ васъ? Любуясь прелестью дитяти, Какъ я ни обещалъ свой укротить языкь, Но заболтался я не кстати, Хлыстова бодрый ученикъ.